Jump to Navigation

Цирк нашего двора - Рудольф Славский

Аватар пользователя Гость

Цирк нашего двора

Р. Славский

ЦИРК НАШЕГО ДВОРА

Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»

1961

- Можно ли самому научиться жонглировать, стоять на проволоке, дрессировать животных?

- Можно ли по книге научиться искусству цирка?

- Можно ли своими силами организовать цирковую самодеятельность?

Можно. Веселое, жизнерадостное искусство смелых, воспитывающее упорство, волю и отвагу, дающее хорошую физическую закалку, может быть организовано на сцене любого клуба, на вольном воздухе пионерского лагеря, в каждом дворе.

В искусстве цирка много сложного, много своих тонкостей и приемов. Книга подсказывает кратчайшие пути к овладению некоторыми из цирковых "секретов", предостерегает новичков от возможных ошибок.

Цирковое искусство необычайно многообразно. Разумеется, на страницах одной книги невозможно достаточно полно и глубоко осветить все его виды. Речь в книге идет лишь о главных цирковых жанрах.

Книга предназначена любителям циркового искусства и участникам многочисленных коллективов народных цирков.

 

ИСКУССТВО СМЕЛЫХ

Первую трапецию можно было подвешивать. И место во дворе уже нашли. Но где взять еще один обрезок трубы — для второй? К кому только не обращались братья, где только не искали, прямо-таки с ног сбились.

— Давай приспособим вот это, — сказал младший, с усилием волоча ржавый лом.

Братья надраили его до блеска, привязали с двух сторон веревки, получилась настоящая трапеция, как у самого Федора Морозова. Только шариков на концах не было. Не было у них пока и сверкающих костюмов, как на любимом гимнасте, и таких, как у него, красивых белых ботинок.

Зато было главное — две трапеции и огромное желание сделаться такими же отважными и ловкими, как этот человек, Федор Морозов.

До чего нравилось мальчикам, когда он под куполом, в самом цирковом поднебесье, перелетал с трапеции на трапецию, успевая при этом по пути сделать пируэт. Затаив дыхание следили они за тем, как Морозов под трогательную мелодию передвигался от одного конца металлического стержня к другому, вися вниз головой, уверенно вставляя носки ног в петли. Мальчишкам казалось — они даже были уверены, — что он угадал их стремление и именно им, им одним, зазывно улыбался с высоты.

У них будет свой цирк во дворе. И обязательно будет в нем полет. Эта затея пришлась по душе многим их однолеткам. Братья Покрышкины подвесили обе трапеции. Начали упражняться.

Но опыт кончился неудачно: Саша сорвался с трапеции и сильно расшибся. Однако падение не охладило его горячего желания овладеть воздухом. Оно даже подхлестнуло его. Он твердо решил — буду таким же, как Морозов, сильным и ловким, буду летать!

Саша начал регулярно посещать спортивный зал, усиленно заниматься на гимнастических снарядах. Он окреп, возмужал. Вскоре уже другие новички любовались, как сноровисто проделывал он упражнения на кольцах и брусьях.

Мечта Саши сбылась. Он стал летать. И как летать!..

Трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин рассказывает, что увлечение цирком сыграло в его жизни важную роль. Цирк пробудил в нем отвагу, привил вкус к гимнастике, помог стать закаленным, повлиял на выбор профессии.

Искусство, которое вдохновляет, помогает жить, выбрать профессию, — может ли быть для мастеров цирка большая награда, чем это свидетельство!

Другому летчику, двадцатилетнему командиру тяжелого бомбардировщика Владимиру Довейко цирковая закалка во время Великой Отечественной войны создала славу «мастера воздушной, акробатики»...

Еще до войны потомственный артист Довейко был первоклассным прыгуном, хорошо владел многими цирковыми жанрами. Упорство, с каким цирковые артисты добиваются своих трюков, отлично тренированное тело и воля помогали молодому летчику-командиру выполнять труднейшие боевые задания.

Находчивость, ловкость и мужество, воспитанные цирком, пригодились в суровые дни войны и коннику Михаилу Туганову, известному мастеру советского цирка. Сколько раз эти качества вызволяли Туганова из самых, казалось бы, безвыходных положений. Однажды конный разъезд сильно углубился в расположение врага. Фашисты открыли прицельный огонь из автоматов.

— Отходи! — крикнул Туганов боевым друзьям, взвил своего коня на дыбы и резко рванул в сторону. Этим неожиданным маневром он переключил внимание фашистов на себя, тем самым дав возможность товарищам уйти от врага. Теперь автоматчики стреляли только по нему.

Отважный конник, великолепно владевший джигитовкой, находчиво воспользовался одним из ее приемов: удерживая ноги в стременах, он откинул вбок свое тело, которое как бы безжизненно свисло с седла.

Хитрость блестяще удалась. Немцы прекратили огонь, решив, вероятно, что всадник убит. Конь, обученный в цирке, вынес хозяина к своим.

Страшно, очень страшно, когда на тебя напролом движутся вражеские танки, ведя шквальный огонь, а ты наводчик орудия, и тебе семнадцать лет — до жути страшно! И только неудержимая ненависть к врагу да еще огромная воля и выдержка, которую в молодом эквилибристе Льве Осинском воспитал цирк, помогали ему превозмочь страх и мужественно вести ответный огонь, метко бить по темно-серой броне захватчиков.

Да, огромная воля нужна, чтобы вести этот смертельный поединок! Но не меньших волевых усилий стоит и то, чтобы, потеряв в бою руку, преодолеть неуверенность, мрачные сомнения и вернуться в цирк к любимому делу. Вернуться вопреки отговорам «сердобольных жалетелей».

Несмотря на бесконечные срывы, неудачи, доводившие до отчаяния, Лев Осинский упорством и трудом, не знающим снисхождения, не только получил право выходить на манеж, но и прославился как один из лучших эквилибристов советского цирка.

За рекордные по сложности трюки, за изящество и красноречивую пластичность взыскательное жюри Первого международного фестиваля циркового искусства удостоило Льва Осинского золотой медали лауреата.

Человеком несгибаемой воли называют и циркового артиста Вячеслава Зимина. Получив в дни войны тяжелое ранение, он тоже вернулся на манеж. И не просто вернулся, а продолжает работать в одном из труднейших цирковых жанров — на турнике.

Зрителям, любующимся тем, как Зимин выполняет сложные, дух захватывающие трюки, и в голову не приходит, что у этого замечательного артиста вместо ноги протез.

И Вячеслав Зимин и Лев Осинский добились выдающихся результатов исключительно благодаря упорству и трудолюбию, благодаря воле, без которых цирковое искусство немыслимо.

Упорство и трудолюбие людей цирка способны являть на манеже трюки и номера, кажущиеся порой чудом. Как не удивиться тому, что четверка львов вскакивает на спины лошадей и мчит по кругу. А ведь известно, какой ужас охватывает лошадей от одного только отдаленного рычания хищников. Лишь воля дрессировщика могла заставить животных «согласиться» возить на себе столь кровожадных седоков.

Акробат-прыгун разбегается и делает сальто-мортале, что переводится как «смертельный прыжок» (сальто — перевертывание, морте — смерть). Причем не простое сальто — такое проделывает любой акробат-новичок, — а двойное. Зрители не успевают толком даже разглядеть его, так оно молниеносно. А какой ценой добивается артист такого феноменального результата!.. За этим незаурядная общая натренированность, кропотливая, упорная работа, разочарования...

«...и снова взлеты,

и падения,

пол-оборота,

оборот...

Одну десятую мгновенья

не мог поймать я

целый год».

Сейчас двойное сальто в советском цирке проделывают несколько человек, а впервые на нашей арене этот поразительный трюк выполнил выдающийся прыгун-эксцентрик артист Дмитрий Маслюков. Почитателям циркового искусства хорошо знаком и его старший брат Леонид, рекордсмен акробатики. Его раннее детство протекало в голодные годы разрухи. Леонид рос, как он сам рассказывает, хилым, необычайно болезненным ребенком — «дунь, и с ног собьешь».

Усиленные занятия акробатикой, помноженные на волю, сделали из него богатыря — косая сажень в плечах.

Большую любовь к цирку привил сыновьям родоначальник этой замечательной семьи, талантливый клоун и прыгун Семен Иванович Маслюков. И не только своим сыновьям, но и многочисленным ученикам. Он был терпеливым воспитателем, отзывчивым другом для своих питомцев.

Ему же самому на долю выпала суровая школа. Мальчишкой, «заболев» цирком, Семен Маслюков в Одессе собрал из ребят своего двора цирковую труппу. Проезжие артисты увидели способного паренька и забрали с собой.

Цирковым артистам старшего поколения хорошо знакомы полуголодное существование учеников и хозяйский мордобой в дореволюционной России. Пощечины и палка являлись основой обучения; его неписаным законом было: «За битого двух небитых дают». Именно так обучали и Семена Маслюкова. Так же учил невежественный и жестокий Карл Беккер сынишку прачки Петю — героя известной повести Григоровича «Гуттаперчевый мальчик».

Это произведение послужило темой для создания фильма о прошлом цирка.

Любопытно, когда велась работа над фильмом, Саша Попов, исполнявший роль Пети, так увлекся этим искусством, так ему полюбились мастера цирка, которые готовили его к съемкам, что он твердо решил овладеть цирковой профессией.

Сашу приняли в детскую группу Государственного училища циркового искусства,

Великолепная школа! Опытные педагоги готовят в хорошо оборудованных учебных манежах всесторонне развитых артистов, высококвалифицированное пополнение советской арены. Это им, воспитанникам училища, восторженно аплодирует публика Франции, Бельгии, Италии, Южной Америки.

Жизнерадостное искусство цирка, яркое и мужественное, любимо нашим народом. Оно переживает пору своего нового расцвета.

Все больше и больше возникает у нас и самодеятельных цирковых коллективов. Тысячи юношей и девушек, окончив работу, приходят в клубы, спортивные залы, на площадки с увлечением заниматься любимым цирковым делом. Пожалуй, не сыщется крупного города, где бы не функционировал любительский цирк или кружок циркового искусства. В Москве, например, около десятка таких кружков, не менее десяти кружков и в Ленинграде.

Юноши и девушки, рабочие знаменитого Ростсельмаша, составили ядро будущего народного цирка. Своими силами ростовчане сделали в заводском парке манеж. Над ним на высоких металлических стойках — трапеция, бамбук и другие снаряды для воздушной гимнастики. Артисты с Ростсельмаша — желанные гости на предприятиях города.

Всего год назад в городе Серове на сцене Дворца культуры металлургов впервые выступил небольшой кружок любителей циркового искусства. Сейчас в кружке занимается 70 человек. Самодеятельные артисты показали аттракцион-пантомиму «Каменный цветок» по одноименному сказу своего земляка П. Бажова. Цирковой спектакль-пантомиму «Песня на Верховщине» подготовил и самодеятельный цирк закарпатского города Мукачево.

На Урале в городе Асбесте молодые любители с огромным успехом показывают зрителям уже третью программу, идущую под собственный оркестр. По примеру юношеского цирка в Асбесте в одной из школ возник детский цирк.

При клубе бакинского трикотажного комбината три года существует детский самодеятельный «Затейный цирк», завоевавший широкую популярность.

Разнообразные веселые представления, полные метких сатирических острот на местные темы, охотно смотрят и взрослые.

Не только в больших городах, но и в поселках возникают любительские цирковые коллективы. «Пионерский цирк» организован на станции Морская (Ростовская область). Выступления юных артистов проходят на «всамделишном» манеже, сделанном самими ребятами.

Искусство цирка подлинно народно. Сердца людей влекут к нему праздничная красочность, блеск и бодрость, которые как бы переливаются через барьер манежа в зрительный зал.

 

ВО ВСЕМ НУЖНА СНОРОВКА, ЗАКАЛКА, ТРЕНИРОВКА…

ЧЕГО HЕ ЗНАЛИ МАЛЬЧИКИ

 

Помните героев веселой повести Носова "Витя Малеев в школе и дома" - Витю Малеева и Костю Шишкина? Однажды неразлучные друзья побывали в цирке и, очарованные представлением, решили немедленно повторить некоторые цирковые номера. Они решили подражать жонглерам. Итогом их эксперимента было несколько разбитых вдребезги тарелок и оконных стекол.

А все потому, что ребята подошли к делу, так сказать, не с того конца. Наших горе-жонглеров можно было бы сравнить с человеком из веселого анекдота: этот человек сел писать письмо, зная всего лишь одну букву.

В жонглировании, как и во всяком деле, есть своя азбука. Умение точно подбрасывать и ловить один предмет и будет начальной буквой этого искусства. Здесь как в грамматике: сначала изучи буквы, потом - слоги, затем научись составлять слова и предложения, а уж после этого садись писать письмо.

Жонглирование - древнейший вид циркового искусства. Но еще до цирка древнеегипетские юноши и девушки умели искусно перебрасывать красные глиняные шарики. Игра с шариками была их любимой игрой.

Рис. 1.

Зрителей всегда восхищает отточенное мастерство людей этой профессии. Но иной раз после выступления жонглера, блеснувшего высокой техникой исполнения сложного трюка, доводится слышать от скептиков: "Ну это ясно, это при помощи магнита". Стоит ли говорить, как наивно такое заблуждение.

Все, чем удивил жонглер, - результат его незаурядной техники.

Если весь цирк - это точность, то искусство жонглирования - точность втройне. Среди цирковых номеров жонглирование - один из самых трудоемких. Много, очень много труда должен вложить мастер, чтобы достичь легкости и виртуозного совершенства.

Занятия жонглированием вырабатывают точность глазомера, сноровку, ловкость, собранность, быстроту реакции. Жонглер – это цирковой снайпер.

Ах, если бы Вите Малееву и Косте Шишкину довелось познакомиться с азбукой жонглирования до того, как они перебили посуду! Тогда все пошло бы по-иному. Они не начали бы с тарелок. А взяли бы мячи. Именно с этим реквизитом жонглеры обычно делают свои первые шаги.

Но для этого мячи должны быть специально подготовлены. Их нужно утяжелить, начинив дробью. Для чего? Для того, чтобы придать им большую точность в рисунке полета и лишить прыгучести. К тому же они не смогут далеко укатываться.

Внутрь мяча всыпается три-четыре наперстка охотничьей дроби (если нет ее, мяч наполовину засыпается горохом или фасолью

Рис. 2.

Надрез делается небольшой. После этой операции отверстие тщательно заклеивается. Вот

и вся подготовка. Лучше начинить сразу пять-шесть мячей. Чтобы экономить время при подъеме падающих мячей, или, как говорят жонглеры, чтобы не кланяться каждому шарику, начинающему артисту целесообразнее тренироваться стоя либо у дивана, либо у кровати.

Итак, начнем. Прежде всего необходимо научиться ровно выбрасывать лишь один мяч и точно, с мягкой пассировкой ловить его. Пассировка, то есть пружинящее движение руки в момент попадания в нее мяча, играет важную роль. Рука жонглера, мягко пассируя предмет, производит при этом необходимый разгон для броска.

Без такого пассирующего движения и разгона жонглирование невозможно.

Тренируют обе руки (попеременно). Рисунок бросков постепенно усложняется: из одной руки в другую, под руку, под ногу, из-за спины - словом, во всевозможных положениях.

Эти упражнения могут показаться однообразными и скучными, однако необходимо настойчиво отрабатывать эту "букву" жонглирования до той поры, пока каждое движение не сделается абсолютно точным и уверенным. Мяч должен стать безупречно послушным. Только после этого можно приступить к работе с двумя мячами.

На рисунке отчетливо показан "маршрут" полета обоих мячей. Как видите, полет у мячей перекрестный.

Рис. 3.

Важно уловить миг выбрасывания второго мяча.

Происходит это в тот самый момент, когда мяч, подброшенный первым (правой рукой), находится на своей высшей точке. После этого начинайте бросок с левой руки. Мячи подбрасывайте не выше головы.

На этой основе построено жонглирование и тремя мячами.

Рис. 4.

Полет мячей также совершается перекрестным рисунком.

Приступая к этому, следует познакомиться с основной позицией жонглера: ноги расставлены - одна впереди, другая на полшага позади, руки, согнутые в локтях, слегка отведены в стороны, взгляд направлен на высшую точку полета мячей и никогда на руки.

Упражнение с тремя мячами начинают, держа в правой руке два предмета. Положение мячей в ладони следующее: первый удерживается большим пальцем, указательным и средним, второй — мизинцем и безымянным пальцем (прижимается к мякоти большого пальца).

Здесь еще более важно определить точный момент выбрасывания третьего мяча. Его выбрасывают, когда мяч, выпущенный из левой руки, находится на своей высшей точке. Чутьем вы очень скоро сможете уловить этот момент. Жонглируйте равномерно, без рывков.

Жонглирование тремя мячами уже трюк.

С этим количеством предметов можно сделать множество всевозможных комбинаций. Составляя их, следует учесть, что взлет мяча может совершаться не только за счет броска кистью, но и толчком. Толчок производят то лбом, то плечом, то предплечьем и т. п.

Точно так же жонглируют тремя кольцами, тремя шляпами и в том случае, когда комбинируют реквизит, например: шляпа и два мяча. Очень хороша «точка» (концовка) этого трюка: жонглер, подбросив в воздух одновременно два мяча, ловким движением подсекает их шляпой, словно сачком, а в следующий момент четким жестом, в том же ритме надевает убор вместе с мячами на голову.

Когда перекрестное жонглирование тремя мячами стало непроизвольным, можно приступить к разучиванию так называемого каскада — эффектнейшего из жонглерских трюков.

Подготовка начинается тоже с двух мячей. Полет первого — дугообразен, второго — строго горизонтален. При этом вот что важно учитывать: второй мяч (такая ошибка распространена среди новичков) не перекладывается, а обязательно перебрасывается из руки в руку. Здесь также необходимо уловить момент выбрасывания второго мяча. Выбрасывание совершается в то мгновение, когда первый мяч находится на высшей точке дуги.

Затем прибавляется третий мяч (перед началом каскада два из них находятся в правой ладони). Следует добиваться ритмичности — одинакового интервала между мячами. Движения ни в коем случае не должны быть судорожными. В каскаде может быть и большее количество мячей.

Теперь начинаем подготовку к жонглированию четырьмя предметами.

Для этого прежде необходимо научиться выбрасывать и ловить каждой рукой по два мяча. Мячи располагаются в ладони так же, как и при жонглировании тремя предметами. На рисунке видна схема полета обоих мячей.

Рис. 5.

Обратите внимание на стрелки, они указывают заданную орбиту. Изменять этот маршрут нельзя. Второй мяч выбрасывается в ту долю секунды, когда первый находится на своей высшей точке.

Так же тренируется и другая рука (движение мяча слева — изнутри — направо). Когда вы научитесь непрерывно подбрасывать и ловить мячи любой из рук не менее пятидесяти раз, можно приступить к жонглированию четырьмя предметами.

Упражнению предшествует небольшая подготовка. Держа в каждой руке по два мяча, не

обходимо занять исходное положение: ладонь правой руки на уровне груди, левая — у бедра.

По счету «раз» происходит перемена положения рук, то есть левая движется вверх, правая — вниз.

По счету «два» правая, сделавшая как бы разгон, выбрасывает первый мяч. В это же самое время левая опускается вниз, также для разгона и броска своего первого мяча.

Начало сделано, а дальше происходит строго ритмичное чередование рук и бросков.

Рис. 6.

При жонглировании четырьмя предметами и более увеличивается амплитуда их полета. Высшая точка орбиты оказывается выше головы. Туда же направляется и взгляд жонглера.

В жонглировании четырьмя предметами тоже большое разнообразие комбинаций. В том числе и так называемый «парный рисунок», когда мячи выбрасываются правой и левой руками не

поочередно, а одновременно. Движение рук при этом и полет мячей строго параллельны.

По тому же принципу (парно) можно бросать мячи и перекрестным рисунком.

Точно так же жонглируют булавами, палочками, теннисными ракетками, ножами, факелами.

Разница лишь в том, что подобные предметы совершают во время полета вращение.

Тренировку начинают с одного предмета. Закручивание, то есть сообщение предмету вращательного движения, производят чуткой кистью руки в момент броска. Сначала нужно научиться закручивать одинарные обороты, а затем двойные, тройные и т. д.

Костя и Витя, начни они с изучения «букв», при условии ежедневных занятий по полтора — два часа в день, уже недельки через две уверенно жонглировали бы четырьмя мячами или четырьмя кольцами.

 

ЭТО НЕТРУДНО - ПОПРОБУЙТЕ.

 

Знание закона физики о центробежной силе позволит вам сделать несложный, но эффектный трюк с обручем, какой любят гонять малыши, и стаканом, наполненным чаем или водой, подкрашенной марганцовкой.

Здесь важно начало трюка — разгон, набирание энергии. Именно в этот момент стакан и стремится соскочить с обруча.

Набирайте центробежную силу мягким маятниковым движением руки и балансируйте ногами.

Рис. 7.

На рисунке видна схема переворота обруча вокруг своей оси. Этот полуоборот — учтите полуоборот! — необходим для того, чтобы было удобно вывести стакан, так сказать, на орбиту.

Обруч с «укрощенным» стаканом способен не только описывать всевозможные круги над головой жонглера, но еще и делать полное сальто с отрывом от руки.

Самое трудное в трюке со стаканом и обручем — погашение инерции. Мягкая, чуткая — всем телом — пассировка поможет вам и в этом случае.

Трюки можно заметно усиливать, если во время жонглирования, скажем кольцами или мячами, одновременно вращать вокруг ноги обруч. На рисунке отчетливо видно, как следует держать обруч в момент закручивания.

Рис. 8. Рис. 9.

Вращение может быть на подъеме ступни и на щиколотке.

Закручивая и вращая обруч, избегайте судорожных движений.

Несложен и чудесный трюк «игра с китайской палочкой».

Рис. 10.

На рисунке изображено исходное положение. В руках у исполнителя две тонкие сужающиеся палочки вроде указок. Орудуя ими, жонглер отрывает китайскую палочку от земли. Перебрасывает ее с одной указки на другую, заставляя, проделывать всевозможные перелеты — полуоборотами, оборотами.

Рис. 11. Рис. 12.

Затем, подбросив указкой китайскую палочку и точно, с мягкой пассировкой поймав ее заставляет проделывать замысловатые вензеля то из-под ноги, то из-за спины и в заключение пропеллером вокруг указки.

В этом трюке все дело в том, чтобы схватить принцип удерживания китайской палочки указками в движении.

 

ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ

 

Жонглерские номера очень разнообразны. Они бывают сольными и групповыми, строятся в самых различных стилях, скажем, в спортивном (это значит, что реквизит, костюмы и сценическое поведение артиста — все выдержано в духе спорта). Номера могут быть оформлены и в национальном стиле, и в так называемом классическом, и в комедийном.

Жонглируют не только в партере (на ковре), но и стоя на проволоке, на крупе скачущей лошади, на вольностоящей лестнице, на одноколесном велосипеде, на ходулях.

Но еще большее разнообразие в реквизите. Перечень предметов, которыми орудуют жонглеры, занял бы целую страницу. Помимо традиционного реквизита: палочек, больших мячей, зубников, жонглеры изобретательно пускают в ход и бытовые предметы — блюдца и чашки, теннисные ракетки, зонты, кепки.

А каким отличным реквизитом в умелых руках могут стать тарелки! Правда, Витя Малеев и Костя Шишкин только после второй, списанной в расход тарелки догадались, что лучше, пожалуй, иметь дело с менее хрупким реквизитом.

Жонглеры же с давних пор отдают предпочтение алюминиевым тарелкам. Они легки и долговечны. С ними жонглеры демонстрируют необычайно эффектный групповой номер «Летающие тарелки».

Один из жонглеров стоит у главного входа в манеж, а с противоположной стороны двое, трое других весело бомбардируют его беспрерывным потоком тарелок, летящих через весь цирк.

Ловкость жонглера, успевающего с проворством самого лучшего вратаря поймать весь каскад .выпущенных по нему тарелок, прямо-таки изумляет зрителя.

Этот необыкновенно впечатляющий номер доступен жонглерам и самодеятельного цирка.

Тренировку бросков тарелок необходимо начинать с короткой дистанции и в медленном темпе, постепенно увеличивая и то и другое. На рисунке показано положение при начале броска.

Рис. 13. Рис. 14.

Локоть и плечо правой руки, держащей тарелку вверх дном, выводятся вперед. На рисунке ясно видно положение кисти жонглера, ловящего тарелку.

Приступая к репетициям, следует учесть, что тарелка, попадая в руку ловца, неизбежно будет причинять боль до той поры, пока в этом месте не образуются профессиональные мозоли. Первое время рекомендуется ловить тарелки, надев на руку перчатку.

 

БУТЫЛКИ-ПУТЕШЕСТВЕННИЦЫ И ЛОЖКИ-САЛЬТОМОРТАЛИСТЫ.

 

У жонглера, овладевшего азбукой жонглирования, пойдут в ход и обыкновенные бутылки из-под лимонада. На рисунках изображено несколько трюков с ними.

Попробуйте, стоя у дивана, «научить» бутылку делать сальто-мортале с ладони руки на ее тыльную сторону.

Рис. 15.

Если стерпите, что бутылка один-другой раз ушибет по неопытности вам руку, то вскоре она выполнит свое первое сальто и удержится на столь неустойчивой площадке.

Потом обучите бутылку делать переднее сальто, а затем боковые: влево, вправо. После этого заставьте бутылку выполнить сальто с одной руки на другую.

Рис. 16. Рис. 17.

И, наконец, сальто с тыльной стороны ладони в район запястья.

Секрет выполнения этих трюков в чуткой пассировке.

Занятны комбинации и с двумя бутылками. Научив одну из них сохранять равновесие на покатом боку другой, удерживаемой горизонтально, (рис. 18) вы сможете заставить первую бутылку совершить путешествие сначала к краю, а потом к... «подножью» второй бутылки (рис. 19).

Обратный путь бутылка-путешественница должна совершить новой дорогой, преодолев перевал и выйдя на другую сторону бутылки. На рисунке 20 хорошо виден весь ее маршрут.

Рис. 18. Рис. 19. Рис. 20.

Бутылка прибудет в пункт назначения без аварий, если вы откроете ей небольшой секрет: двигаться она должна только очень мелкими подскоками. Чайные ложки тоже могут стать отличными сальтоморталистами.

Сначала научите этому одну. На квадрат толстого стекла или на фанерку по ставьте граненый стакан ближе к тому краю, который обращен к вашей груди. Перед стаканом сантиметрах в пяти положите ложку, ручкой к нему. Теперь возьмите стекло за боковые края и точным движеньем заставьте ложку сделать полсальто-мортале в стакан. Подобное движение проделывают опытные повара, когда переворачивают блины без помощи ножа.

Учтите, ваши первые блины обязательно будут комом, ибо стакан тоже не удержится, чтобы не сделать сальто, А это совсем не нужно. Чтобы унять пыл непрошеного сальтоморталиста, смажьте слегка его дно медом или клеем. И еще: не забывайте — ложка делает неполное сальто, а полуоборот.

Рис. 21.

Мягкая пассировка и твердая рука обеспечат успех. Когда добьетесь, что ложка-прыгунья безотказно начнет вскакивать в стакан, прибавьте вторую, потом третью и так далее. Ложки-сальтоморталисты — великолепный трюк!

 

ДЕЛО В ШЛЯПЕ.

 

Эффектны трюки со шляпами. Одного Взгляда на рисунок достаточно, чтобы уловить суть этого выигрышного пассажа.

Рис. 22.

Для уяснения принципа трюка со шляпами исполнители должны поначалу проделать весь цикл движений пораздельно и медленно.

У каждого участника две шляпы: одна на голове, другая в правой руке. Необходимо ее держать так, чтобы пальцы, кроме большого, были внутри тульи.

Следует принять за ритмическую основу счет «раз-два». На счет «раз» снять левой рукой шляпу с головы партнера, стоящего слева, и одновременно правой протянуть ему свою шляпу. Первый (на рисунке стоящий справа) на счет «раз» лишь перекладывает шляпу из своей правой руки в левую руку.

На счет «два» шляпу, находящуюся в левой руке, надеть себе на голову и одновременно правой рукой взять шляпу у соседа справа. Третий (на рисунке стоящий слева) на тот же счет «два» должен успеть снять правой рукой со своей головы шляпу, левой надеть на себя шляпу соседа.

После того как будет хорошо освоен путь, проделываемый шляпами, и ритм, в каком действуют руки, можно приступать к тренировке. Однако теперь уже не передавать, а подбрасывать шляпы, и не брать, а ловить.

Но даже при соблюдении порядка движений трюк может не выйти до той поры, пока исполнители не будут знать еще одной важной детали: шляпу бросают, держа за тот край, что ближе к себе (четыре пальца внутри тульи), а ловят (для удобного надевания на голову) за противоположный, так, чтобы внутри тульи находился большой палец, четыре остальных снаружи. Третий участник (на рисунке стоящий слева) снимает шляпу со своей головы особым движением — четыре пальца правой руки запускаются под шляпу. Ладонь повернута кверху.

В последнее время жонглеры создали чудеснейший фокус, который своей неожиданностью и красотой удивляет зрителей. Представьте, жонглер бросает пять шляп, и вдруг, как по волшебству, одна за другой все они становятся зелеными, а потом снова красными. Ну не чудо ли!

А делается это просто — шляпы двухсторонние: одна сторона из красной материи, вторая — из зеленой. Весь секрет в особом выворачивании руки в момент «перелицовки» шляп.

Вы быстро поймете принцип трюка, попробовав делать его сначала с одним предметом и только правой рукой.

Обычно при броске кольца этой рукой большой палец смотрит влево. Ловя кольцо, выверните правую руку так, чтобы этот палец смотрел вправо, а ладонь — вверх. Поймав, выверните руку и бросайте кольцо в нормальном положении.

После этого проделайте перелицовку с двумя предметами двумя руками. Но, ловя кольцо, выворачивайте лишь правую руку. Работа с большим количеством предметов ведется по тому же принципу. Волшебную перелицовку шляп делают и впере-кидку и сольно.

Рис 23.

Шляпы могут быть самодельными. Это те же кольца, но обшитые материей. Чтобы было удобно ловить их и надевать на голову, в середине оставляют слабину, вроде шляпной тульи.

А вот еще один привлекательный трюк — перекатывание больших обручей по спинам.

Рис. 24.

Техника его выполнения несколько похожа на приведенный выше трюк со шляпами, снимаемыми с головы. Разучивается он основным в жонглировании приемом — по частям: сначала партнеры прокатывают по спинам и ловят один обруч, затем — второй и т. д. Если вас увлечет работа над таким трюком, подумайте, а нельзя ли и эти обручи сделать меняющими цвета?

 

ШЕСТЬ ПО ТРИ.

 

Основа групповых номеров — перекидка. Жонглер в цирке не скажет: «давай перекидываться кольцами», а скажет: «давай перекидку колец».

Бросать с чуткими партнерами, хорошо ощущающими ритм, — одно удовольствие. Это захватывает, как самая увлекательная игра.

Перекидка шестью кольцами у новичков обычно получается на второй-третьей репетиции.

                    

                 Рис. 25.

Лучше если вместо традиционных колец вы сделаете шляпы, меняющие цвета.

Несколько труднее перекидка булавами. Здесь необходимо самостоятельное умение жонглировать тремя булавами.

Рис. 26.

На рисунке хорошо видно положение ног, рук и корпуса во время перекидки.

Чтобы не было разнобоя, партнеры должны занять правильное исходное положение: правая рука, держащая два предмета, поднята до уровня плеча. По условному знаку (обычно это короткий возглас «ап») руки обоих партнеров опускаются для маха (разгона) и выброса булавы. Мах должен быть свободным, производиться «раскрепощенной» рукой.

Закручивание булавы особо важный момент. Здесь одинаково непригодны и недокрут и перекрут. Необходимо соблюдать то количество оборотов, каким условились пользоваться партнеры — одинарными, двойными или тройными.

Начиная перекидку, жонглеры договариваются: кидают

ли они «в темп» или «через темп», то есть сначала пробрасывают «у себя».

Существует много различных комбинаций перекидки булав, рассчитанных на двух-трех и большее количество участников.

Вы, безусловно, сможете придумать и свои комбинации.

Булава должна отвечать трем требованиям: быть удобной в руке, прочной и эффектной.

Здесь приводится схематический рисунок внутреннего вида булавы.

Рис. 27.

Ее может сделать каждый начинающий жонглер. После того как булава будет сплошь обита продольными полосками тонкой фанеры, ее обклеивают бинтом, обильно смоченным в столярном клее. После хорошей просушки булава либо обклеивается цветной фольгой, либо тонко шпаклюется и окрашивается масляной краской или нитрокраской.

Остается заметить, что лучшими жонглерскими номерами для любительского цирка, безусловно, были бы коллективные. Шесть человек, бросающих одновременно всего лишь по три кольца, выглядят гораздо красочнее, чем один, бросающий, скажем, шесть.

 

КАК НАУЧИТЬСЯ ЖОНГЛИРОВАТЬ НОГАМИ.

 

Когда Витя Малеев пришел к Шишкину он застал друга лежащим с задранными ногами посреди комнаты.

Костя решил стать антиподистом.

Антиподист — это цирковой актер, который виртуозно владеет искусством жонглирования, но не руками, а... ногами. Название «антиподист» переводится с греческого так: «ан-ти» — «против», «подос» — «нога».

Это искусство необычайно красиво и столь же трудно. Кажется невероятным, что ноги способны с такой ловкостью, цепкостью, точностью, так сноровисто ловить, подбрасывать и вращать предметы.

Китайские артисты, среди которых номера антипода особенно распространены, способны быстро вращать ногами массивные фарфоровые вазы и ухитряются открывать ступнями -ног невесомые бамбуковые зонтики.

Костина попытка замяться жонглированием не удалась. И тоже по причине полнейшего неведения азов этого жанра.

Иначе он не разлегся бы на полу без специального приспособления антиподистов — тринки, или подушки, как ее называют теперь. Не принялся бы за дело и в обыкновенных уличных ботинках. Не взял бы поначалу в качестве реквизита и громоздкий чемодан, да еще без лонжи.

(См. «Словарик циркового артиста-любителя» в конце книги.)

Правда, подбрасывание чемодана ногами оказалось не столь накладным, как злополучное жонглирование тарелками, — Костя отделался лишь увесистым ударом по животу.

Не значит ли все это, что в самодеятельном цирке не может быть антиподистов? Ничуть не бывало. Трюки этого жанра может освоить каждый, кто хоть немного занимался спортом.

Будущим антиподистам необходимо знать приемы овладения этим искусством, а также обзавестись реквизитом и подушкой, без которой работа антиподиста невозможна.

На рисунке дано схематическое изображение подушки.

Рис. 28.

Ее сможет смастерить любой (размеры — исходя из фигуры исполнителя). Подушку сделайте прочной, удобной и не слишком тяжелой. Ее ложе должно быть достаточно высоким. Особое внимание следует уделить вогнутой ложбинке, на которой располагается спина. Ложбинка и колышки для упора плеч должны быть мягкими. (На этом же рисунке показана и другая форма упоров для плеч из металлической полосы или трубки.)

Будущему антиподисту следует обзавестись также и обувью на мягкой подошве. Кроме того, необходимо заготовить обрезок толстой доски длиной приблизительно в один метр и шириной не менее 20 сантиметров и оборудовать приспособления для крепления лонжи. Это небольшие скобочки либо ушки, ввинченные в торец доски.

Теперь можно приступать к первому занятию. Но прежде вы должны уяснить, что все действия антиподиста осуществляются за счет мудрой системы суставов ног: коленного,

тазобедренного и щиколотки. Эта прекрасно организованная система обладает рессорными свойствами. Именно благодаря этому человек может безопасно спрыгивать с довольно большой высоты. Именно за счет рессорных свойств суставов антиподист и ловит ногами тяжелые предметы.

Цирковой прыгун или танцовщица, у которых рессорная система уже тренирована, гораздо быстрее могут стать антиподистами, чем те, кто не занимался акробатикой, спортом или балетом.

Основа основ работы антиподиста — мягкая пассировка. Чтобы лучше понять, что это такое, проделайте следующее: наденьте обувь с тонкой подошвой; теперь ложитесь на подушку (тринку) и поднимите обе ноги. Попросите кого-нибудь из товарищей ударить ладонями по ступням ваших ног. Принимая удар, постарайтесь смягчить его пассировкой.

Проделывайте это до тех пор, пока не научитесь пассировкой погашать удар любой силы, делать его нечувствительным.

У пассировки есть и еще одно важное предназначение.

Ноги антиподиста должны уметь не только ловить, смягчая удары, но еще и подбрасывать, толкать, вращать предметы.

Антиподист использует пассировку как своеобразный разгон перед толчком или броском.

А для чего нужен разгон? Для точности направления и силы броска.

Владея пассировкой, вы сможете свободно действовать с реквизитом: «сигарой» или бочонком.

Рис. 29.

Тренировку целесообразнее проводить втроем. Один отрабатывает упражнение, двое страхуют — держат лонжу.

Если помощников нет, то доска подвешивается посредством одинарной лонжи, имеющей небольшой запас, слабину. В случае неточности движений, промахов, сделанных пока еще нечуткими ногами новичка, лонжа надежно предохранит вас и избавит от шутки, какую коварный чемодан сыграл с «антиподистом» Костей.

Поднимите ноги. Положите на них доску. Подкиньте ее, не прилагая при этом больших усилий, и поймайте с пассировкой. Обратите внимание — перед тем как толкнуть доску, ноги опустились вниз. Это и есть разгон. Теперь подкиньте доску повыше и снова поймайте с пассировкой.

Постепенно увеличивая высоту взлета доски и глубину пассировки, добейтесь того, чтобы вы смогли толкнуть ее до метровой высоты и поймать.

Начало сделано. Теперь научитесь переворачивать пред-, мет. Подбросьте доску и одновременно подкрутите ее так, чтобы она сделала пол-оборота в горизонтальном направлении. Успейте поймать ее, мягко спассировав. Учтите, подкручивают пальцами и «подушечками» ступни, чутко толкая «от себя» тот край доски, который обращен к носкам ног.

Когда это упражнение хорошо освоено, можно усложнить его. Сделайте пол-оборота «в темп». Сначала надо дать доске разгон, то есть сократить ноги, затем, выпрямив их толчком, подкрутить доску, далее спассировать ее и снова безостановочно, за счет той же самой инерции, подкрутить. Безостановочность движений и называется на цирковом языке — «в темп».

Если вы добьетесь того, что сможете сделать пять полуоборотов «в темп», — вы уже достигли многого.

Далее работайте над полным оборотом, сначала «через темп», то есть с остановками после броска, а затем — «в темп». После этого освойте «двойные» и «тройные» обороты («через темп» и «в темп»).

Эти упражнения окажутся как нельзя кстати, когда вы захотите включить в свое выступление на арене любительского цирка трюк с реквизитом прямоугольной формы, скажем, с чемоданом или огромной «коробкой конфет».

Перед тем как перейти к разучиванию новых движений, приготовьте новый тренировочный реквизит. Сбейте вместе, наложив одну на другую, три-четыре дощечки полуметровой длины. Приладьте к ним лонжу.

Сначала освойте боковые броски. В этом случае строенная доска делает обороты пропеллерного типа.

Начните опять с «половинок» (пол-оборота) «через темп», допустим, в левую сторону.

Толчок делается обеими ногами, но роль правой более активна. Именно она чутким толчком сообщает краю доски вращательное движение, то самое, которое в цирке называют «подкрутом». Начиная упражнение, не забудьте о разгоне и о мягкой пассировке.

Затем тренируйте «половинки» в правую сторону, с активным подкручиванием левой ногой.

Когда научитесь свободно бросать и ловить полуобороты влево и вправо, переходите на работу «в темп».

Три полуоборота «в темп» в одну из сторон уже приличное достижение. После этого можно приступить к осваиванию полных оборотов. Учтите, теперь толчок-подкрут должен быть более сильным, взлет более высоким, а пассировка более глубокой.

 

САМАЯ ВЕСЕЛАЯ КАРУСЕЛЬ.

 

Ноги антиподиста не только подбрасывают и ловят, не только быстро вращают предметы, но еще и балансируют их.

Костя Шишкин не мог ни секунды удержать на ногах чемодан, потому что не имел ни малейшего понятия о чувстве баланса — одном из важнейших свойств антиподиста. Варьируя действия: подбросы, баланс и вращения, проделывая их легко, четко, стремительно, как бы играючи, антиподист удивляет и восхищает зрителей.

Приступим к освоению вращательных движений и к овладению чутким балансом. Для этого дощечки уже не пригодны. Надо подумать о настоящем реквизите, о таком, с которым вы сможете в недалеком будущем выйти на зрителя. Для начала удобна сигара, или, как ее иначе называют, «бревнышко». Именно на этом традиционном реквизите лучше всего тренировать вращательные движения и баланс.

Рассмотрев рисунок, вы легко поймете нехитрое устройство сигары. Ее размеры от 1 100 до 1 300 миллиметров (смотря по росту исполнителя). Смастерить ее нетрудно. Следует лишь учесть: стыковой фанерный шов и все края должны быть тщательно зачищены и зашпаклеваны. Для тренировки нужно еще ввинтить в нее ушки для крепления лонжи.

Рис. 30.

Поставьте сигару «свечой» на ступни ног (ее верхний край свободно удерживается подвесной лонжей). При балансировании взгляд антиподиста направлен на вершину сигары. В балансировании участвует вся рессорная система ног.

Ноги, мягко смещаясь, без толчков и рывков, отыскивают баланс, не давая предмету свалиться.

Но одно дело баланс, так сказать, спокойно стоящей сигары на двух ступнях — этим вы овладеете быстро — и другое, совсем другое, когда нужно удерживать ее в равновесии на одной или перебросить с ноги на ногу.

Рис. 31.

Не менее трудно добиться и того, чтобы сигара, стоя свечой, на ступнях антиподиста «делала» пируэты.

Теперь познакомимся с двумя необыкновенно эффектными вращениями сигары — горизонтальным и карусельным. Замечу: трюки эти не из легких. Для овладения ими требуется основательная подготовка.

Горизонтальное вращение сигары иногда называют «бегом на месте».

Рис. 32.

На рисунке ясно видно, как отрабатывается трюк. Самое сложное в нем — начало вращения, первые обороты. Участник должен носок одной ноги слегка опустить, а второй ногой как бы сдерживать вращение сигары. Оно осуществляется чутким и точным движением кончиков пальцев и «подушечек» ступней. Сигара делает обороты «на себя». Сложность в том, что сигара-непоседа все время норовит скатиться с ног или так быстро набирает инерцию, что ногам «не угнаться» за этим бешеным валом.

Настойчивость и многократные повторения позволят вам в конце концов укротить непокорную упрямицу.

Рис. 33.

Сигару вращают и приемом «карусель», или, как теперь называют его антиподисты, «вертолет». Это название метко передает его сущность. Сигара и в самом деле крутится наподобие пропеллера вертолета. Прием «вертолет» выполняется двояко: подкидыванием и скольжением.

Закручивание сигары производит правая ступня. Но не более чем на пол-оборота (ноги не должны перекрещиваться). В то время, когда ноги окажутся в положении «ступня в ступню», наступают два самых важных момента: а) правая ступня отрывается от сигары и возвращается в исходное положение, б) левая, не отрываясь, а скользя по сигаре, быстро отодвигается влево. Она как бы уступает место правой ноге.

Проделав упражнение с сигарой, удерживаемой на лонже, в очень медленном темпе два-три раза, вы, легко усвоите принцип его выполнения.

Когда вы овладеете вращением сигары, для вас не составит особого труда заменить ее трехметровым шестом. На его концах вы сделаете две мягкие петли, вроде небольших качелей, в них усядутся двое ребят зрителей, и вы станете вращать ногами эту необычную карусель, такую веселую и радостную.

Это будет замечательным финалом выступления антиподиста-любителя в цирке вашего двора.

 

ИКАРИЙСКИЕ ИГРЫ.

 

Что означает это название? Вот уже много лет пытаюсь я выяснить: откуда пришло оно в цирк? Как возникло? Обязано ли оно своим появлением сказочной стране Икарии или же веселые, полные будоражащей живости и зажигательного задора икарийские игры названы так в честь легендарного Икара, воспарившего когда-то на огромных крыльях, скрепленных воском. А может быть, столетия назад какой-нибудь бродячий гистрион-юноша по имени Икар придумал удивительную игру, в которой ловко подбрасывал ногами своего младшего братишку. И с той поры изобретение, подхваченное другими артистами, стало называться именем этого юноши. Ведь вот клишник — другой цирковой жанр, — уже десятки лет именуемый так во всем мире, действительно носит имя основоположника этого жанра, замечательного артиста Эдуарда Клишника.

Может быть, кому-нибудь из вас доведется отгадать эту загадку? Хотя и я не теряю надежды постичь ее.

Как бы то ни было, но номер «Икарийские игры», когда он исполняется мастерами своего дела, поистине очарователен. Он, безусловно, может быть освоен и настойчивыми артистами-любителями.

Что для этого нужно?

Икарийские игры очень схожи с антиподом. И там и здесь основной реквизит — подушка (тринка). Вот почему будущим икарийцам необходимо прежде всего обзавестись такой подушкой, а также лонжей и мягкой обувью.

Как правило, участники этого номера имеют значительную разницу в весе. Вольтижер, или верхний, как его называют иначе, — это обычно маленький мальчик или девочка. А ловитор, или нижний (тот, кто действует лежа на тринке), — человек с сильными, хорошо тренированными ногами.

И в икарийских играх основой основ являются пассировка и разгон.

Вот почему нижнему в первую очередь следует развить мягкую пассировку, такую, чтобы в ногах выработалось необходимое «чутье», умение пружинить, В этом главное. Ведь ему придется иметь дело не с дощечкой, как антиподисту, а с живым человеком. Если антиподист, подбросив предмет, по неопытности не сумеет спассировать его, то отобьет лишь собственные пятки, нижний же в икарийских играх с «нечуткими» ногами ушибет, и основательно, партнера. И у того может возникнуть чувство страха. А это уже никуда не годится.

Все внимание нижнего должно быть обращено на выработку «бархатных приходов», как говорят в цирке, подразумевая под этим мягкие, не чувствительные для верхнего попадания на ступни ног. Тогда у юного вольтижера появится хорошая уверенность.. Он будет знать — его не ушибут, не причинят боль. Малыш будет доверять старшему партнеру. А это сделает его по-настоящему смелым.

Прежде чем приступить к работе с вольтижером, нижний должен достаточно потренировать ноги, «жонглируя» предметами. Это позволит ему обрести необходимые «бархатные приходы».

В икарийских играх тоже есть своя азбука. Начальными буквами здесь будет вход в «сед». «Сед» — удобный, короткий рабочий термин, возникший, вероятнее всего, от слов «сидеть» или «седло». Выйти в «сед» означает сесть на ступни нижнего.

Существует несколько входов в «сед». На рисунке изображено исходное положение одного из них — самого простого.

Рис 34.

Энергичный, но мягкий толчок нижнего с одновременным подскоком верхнего, и вот уже он спассирован в «сед».

Первое условие тренировки — не приступайте к ней без лонжи. Держащие лонжу должны быть людьми опытными.

Познакомимся еще с одним выходом в это же положение: верхний, стоя у изголовья нижнего, держится за ступни поднятых ног партнера. У нижнего пятки вместе, носки врозь. Он держит юного вольтижера за щиколотки. Волевой, точно направленный бросок нижнего и подскок с разножкой верхнего — и он снова в «седе».

Третий выход в «сед» начинается так же, как только что описанный. Разница лишь в том, что верхний, держась за ступни партнера, ложится на них животом: нижний сильным толчком и непременно направленным вверх мягко принимает партнера в «сед». Таким же самым приемом выходят в «сед», когда верхнему для начала комбинации необходимо оказаться лицом в обратную сторону. Партнеры делают то же самое, но исходное положение верхнего не у изголовья, а с противоположной стороны.

Теперь можно приступить к разучиванию выходов на прием «ступни в ступни».

Рис. 35.

Таких приемов несколько. Вот некоторые из них. Простейший — выход в положение «ступни в ступни» из положения «сед» приемом, который называют «по одной ноге».

Верхний, сидя на ступнях нижнего, отклоняется и перемещает центр тяжести влево. Это необходимо для того, чтобы он мог освободить правую ногу, которую ставит на правую же ступню нижнего. После этого он плавно перемещает центр тяжести вправо для того, чтобы поставить левую ступню. А затем встает в рост на обе ноги.

Важно помнить: во всех случаях, когда партнеры находятся в положении «ступни а ступни», они взаимно как бы отжимают «подушечками» ноги друг друга. Объясните это своему юному партнеру наглядно, на ладонях. Пусть он приложит свои ладошки к вашим. Потом надавливайте пальцами на пальцы друг друга.

Заметим: в икарийских играх артисты, приступая к разучиванию нового пассажа, нередко проделывают его сначала руками. Это тем более необходимо, когда имеешь дело с малышами.

Прием выхода «ступни в ступни», которым икарийцы пользуются наиболее часто и который называют «в темп», выполняется так: нижний, на ногах которого сидит юный вольтижер, делает глубокий разгон и толчком подбрасывает партнера кверху. Задача обоих партнеров попасть «ступни в ступни». Ритмическая основа этого упражнения—«три счета»: на «раз» — разгон, на «два» — толчок, на «три»: у нижнего — мягко спассировать и отбалансировать партнера, у верхнего — выпрямиться. Этот трюк особенно хорош, когда выполняется два-три раза подряд—-«в темп».

Схож с этим и другой прием, распространенный у икарийцев. Его исходное положение то же, что и при выходе в «сед» (когда верхний стоит у изголовья нижнего). В этом случае верхний должен попасть не в «сед», а «ступни в ступни». Поэтому и бросок нижнего и подскок верхнего должны быть более энергичными.

Стоя «ступни в ступни», икарийцы-любители могут «проехать на велосипеде».

Для этого им всего-навсего нужно, сохраняя равновесие, одновременно сгибать то левую, то правую ноги. Получится точь-в-точь вращение педалей. Несложно, а эффектно.

Расскажу и о другом интересном трюке. Юный партнер может научиться прыгать через скакалку. Но не на земле, а стоя на чутких ногах нижнего. А это хоть кому понравится. Сложность этого трюка в том, что верхнему приходится перепрыгивать через скакалку в довольно необычном и неустойчивом положении, К тому же вначале скакалка то и дело норовит зацепиться за ноги партнера. До того, как отрабатывать этот трюк на ногах нижнего, юный вольтижер должен достаточно потренироваться, скача на двух кирпичах, стоящих на земле; когда он освоится с этим, следует удвоить высоту.

Если нижний, тренируясь с реквизитом антиподиста, освоил переворачивающие и вращательные движения, то он без особого труда применит эти навыки и< в работе с партнером, ибо принцип действия ног антиподиста и икарийца, как уже упоминалось, во многом схож. Здесь могут быть полуобороты и полные обороты.

Задача верхнего быть абсолютно тугим, лежать, как говорится, дощечкой. На рисунке отчетливо видно, как тренируется этот трюк, показаны положение партнеров, их ног и рук и действия страхующих.

Рис. 36.

Необходимо также отработать и сходы на землю (после того как выполнен пассаж). Их тоже несколько. Вот основные: нижний наклоняет ноги, а верхний, сидящий в положении «сед», просто сходит на землю. Другой прием — сход «отвалом» (тоже из положения «сед»). «Отвалом» он назван очень метко: верхний, сидя на ногах нижнего, именно отваливает назад корпус, притом как можно ниже. И только после этого нижний, подкручивая партнера, резко подбрасывает его. Юный икариец, сделав пол-оборота назад, приземляется на ноги.

Между прочим, «отвал» при меняют и выполняя эффектнейший из трюков икарийцев — полный оборот в ногах нижнего «из седа в сед». На рисунке показано исходное положение перед «отвалом».

Рис. 37.

Сходят на землю и обычным сальто-мортале из положения «ступни в ступни».

Совсем несложен, но приятен сход «скамеечкой». Верхний, подброшенный из «седа», летит, сохраняя положение «скамеечкой», прямиком в руки либо третьего партнера, либо коверного, либо ведущего.

Чем разнообразнее сходы, тем интереснее.

Особенность этого жанра в том, что между партнерами имеется разница не только в весе, но и в возрасте.

А это обязывает старшего быть для своего юного партнера и учителем и другом.

Для этого он обязан хорошо изучить свое дело. Обдуманно готовиться к каждой тренировке.

И уж, конечно, ни в коем случае он не должен обижать малыша. Даже тон, каким он будет проводить тренировку, играет роль. Пусть случатся срывы, пусть что-то не получается, следует быть мягким, терпеливым и выдержанным. В этом доля вашего успеха.

Может возникнуть вопрос: с какого возраста начинать тренироваться верхнему? Не ранее шести лет. И непременно с согласия родителей.

И последнее, сила номера «Икарийские игры» в его стремительном темпе, в его легкости. Неспроста и название у него — игры. А раз так, то игра должна быть жизнерадостной, веселой, от всей души, чтобы ваш задор передался и зрителям, чтобы никто, как говорится, не мог усидеть спокойно на месте.

Но вот в чем дело — легкость и темп рождаются от уверенности, а уверенность приходит от мастерства, а мастерство требует труда и труда. Вот вы и сделайте вывод.

 

БЕЗ КОСТЕЙ.

 

В Цирке вряд ли сыщется жанр более Древний чем пластическая акробатика. Его поистине можно считать праотцем всех жанров.

Памятники старины — рельефы и росписи, —дошедшие до наших дней, хранят различные изображения «мостиков» — основной позы пластической акробатики.

Недаром такие артисты рекламировались когда-то как «люди без костей», «резиновые люди», «каучук».

У каждого народа пластическая акробатика развивалась по-своему, самобытно. В древнем Риме гибкие акробатки передвигались мостиками между мечами, воткнутыми в землю остриями кверху.

Рис. 38.

Китайские артисты еще тысячелетие назад ввели особую манеру пластической акробатики. Стоя на ярко расписанной скамеечке, акробат плавно отклонял корпус назад, опускаясь все ниже и ниже; он изгибался таким образом, что без помощи рук—ртом поднимал с ковра алый цветок мака.

В своей национально-самобытной манере строились номера узбекских артистов, гибких подростков-муаллакчи. Муаллакчи обходил зрителей с медным тазом, наполненным водой. Зрители, как издревле повелось, бросали в таз монеты. Затем мальчик вставал спиной к тазу и, опустившись на мостик, погружал лицо в воду. В этом положении он умудрялся доставать со дна монеты усилием век.

В наши дни пластическая акробатика — неотъемлемая часть каждого циркового представления.

Демонстрация гибкости очень распространена и в самодеятельном цирке. И это не случайно. Для тренировки гибкости не нужны ни лонжи, ни снаряды. «Резиновым людям» не помеха и низкий потолок и отсутствие ковра.

В каждом дворе есть гибкие ребята, умеющие делать мостики. Если помочь им, если рассказать об основах этого искусства, познакомить с некоторыми трюками, подсказать, как добиваться их выполнения, они вскоре смогут стать украшением любой программы цирка во дворе.

Что для этого нужно? Желание, упорство и тренаж. Будущий исполнитель пластического номера должен знать, за счет каких свойств человеческое тело может так удивительно сгибаться, складываться чуть ли не вчетверо, завязываться в узлы...

Когда-то о цирковых артистах, «людях без костей», текла молва, будто они такими и рождаются, вроде как сросшиеся «сиамские близнецы».

А еще говорили, будто для того, чтобы их кости сделались мягкими, их с самого детства... варят в молоке.

Каждый восьмиклассник знает, что между позвонками находятся прослойки ив волокнистого хряща. Хрящ этот очень эластичен. Он может сжиматься вроде пружины. Благодаря такому мудрому устройству наш корпус и особенно голова надежно оберегаются от опасных для мозга толчков. Хрящевая прослойка схожа с рессорами вагона. Они тоже предохраняют пассажиров от толчков. Поэтому, очевидно, в пластической анатомии и возникло определение: «рессорные свойства позвонка».

Волокнистый хрящ может не только сжиматься, как пружина, но и растягиваться вроде резины. Хорошо тренированный позвоночный столб может складываться буквально пополам в обе стороны.

В пластической акробатике тоже есть своя азбука. Первая ее «буква» — мостик. Но мостик мостику рознь. Мостик, который умеет делать почти каждая девочка — это одно, а мостик, который выполняет в цирке пластическая акробатка, совсем другое.

У артистов, работающих в жанре пластической акробатики, или, как иначе его называют «каучуке», имеется термин «полная складка». Это значит, стоя на мостике, акробатка так сильно сгибает спину, такую крутизну придает складке, что ее голова вплотную касается бедер. На рисунке показана «полная складка» и пунктиром прочерчен постепенный подход к ней.

Рис. 39.

«Полная складка» — одна из последних букв в азбуке пластической акробатики. Овладение ею— главное, к чему должен стремиться юный акробат.

Но как, каким образом тренировать гибкость тела? Что для этого нужно? В каком возрасте лучше всего приступать к занятиям?

Вопросов много. Отвечаю по порядку: в цирковом искусстве всего добиваются по частям. Поставьте перед собой задачу: стоя на мостике, доставать руками пятки. Прежде чем приступить к тренировкам, необходимо знать правило: в акробатике, а в "каучуке" особенно, занятия начинают обязательно с разминки. Размяться - значит "разогреть" застоявшиеся мышцы, сделать их послушными.

Много времени, много труда, воли, упорства потребуется, чтобы ваши руки прошли этот путь до пяток.

Освоили - двигайтесь дальше.

Следующая задача посложнее; пальцы рук должны подняться до щиколоток. Согнув посильнее ноги, это можно проделать без особого труда. Но так заветной "полной склад--кой" не овладеешь. Ноги следует не сгибать, а, наоборот, выпрямлять. Колени должны быть подтянутыми. В этом-то как раз и фокус.

А это не просто и даже, что греха таить, больно: больно плечам, лопаткам, спине - всем мышцам. Но если у вас есть упорство, желание закалить волю, вы превозможете боль и будете продолжать занятия.

Следующая задача - добраться пальцами до колен.

Учтите, к вершине гибкости есть две дороги: первая - пальцы продвигаются по согнутым ногам. Добравшись до колен и с силой притянув их, заставляют ноги выпрямиться. И вторая - пальцы, применяя изрядное усилие, выпрямляют ноги одновременно с продвижением. Верны оба пути - выбирайте любой или пользуйтесь обоими поочередно.

Когда цепкие настойчивые пальцы доберутся, наконец, до подтянутых колен, считайте, что путь почти преодолен.

Чтобы овладеть высотой, необходимой для "полной складки", осталось не так уж много - перебраться пальцами через тугие колени (см. рис. 39).

Одновременно с овладением "полной складкой" тренируйте и другие пассажи пластической акробатики: стойку с богеном,

Рис. 40. Рис. 41.

шпагат. Впоследствии это позволит включить в ваш номер и другие эффектные трюки.

Рис. 42.

Рис. 43 Рис. 44.

Одного взгляда на эти рисунки достаточно, чтобы понять, как выполняются приведенные здесь трюки. В основе их те же мостик и шпагат. Интересна и стойка на локтях.

Рис. 45.

Следует обратить внимание: пальцы цепко держатся за край стола. Плечи как можно дальше оттягиваются назад. Именно в оттягивании корпуса назад за счет плеч и заключен секрет трюка. Стойка на локтях является подготовительным упражнением для интересной комбинации, в которой один трюк свободно вытекает из другого. Порядок ее выполнения следующий: сначала выходите в стойку на локтях, а затем, не выпрямляя ног, а лишь до предела согнув их в коленях, плавно разведите в стороны локти и опуститесь на грудь.

Разведение локтей новичку часто кажется невыполнимым. Но если вы будете настойчивы, если, кроме плавности, употребите и некоторое усилие, то со второй, третьей попыток вам вполне удастся это.

Затем коснитесь стола подошвами ног и, взяв себя за щиколотки, подтяните ноги к плечам.

Рис. 46.

Вначале пусть вам кто-либо поможет в этом.

Не забывайте о равномерности дыхания. Держать себя за щиколотки нужно крепко.

После этого новый переход, точнее - перекат. Не выпуская ног, необходимо с силой откачнуть корпус назад. Этот перекат совсем не опасен и безболезнен (если не выпустите из рук свои ноги).

И вот вы уже лежите на животе в позе, которая называется "корзиночка".

Рис. 47.

Не правда ли, эффектно?

А теперь с силой вытяните до предела ноги и руки вверх.

Рис. 48.

Эта поза, называемая "бутон", еще красивее.

Теперь снова подтяните ноги на плечи и, собрав всю силу, энергичным рывком вперед перекатившись через грудь, сойдите на землю (следует предусмотреть неизбежное в этом случае откачивание стола).

Я подсказал вам лишь одну пластическую комбинацию.

Убежден, что остальные вы придумаете сами. Трюки в них должны свободно и естественно вытекать один из другого. Номер пластической акробатики эффектнее выглядит, когда выполняется не на ковре, а на каком-либо возвышении, на* пример на столе.

Теперь отвечу на вопрос: с какого возраста лучше начинать занятия пластической акробатикой? Чем раньше, тем лучше. Герой замечательного романа "Братья Земгано" Нелло начинал в четыре с половиной года. Именно в этом возрасте связки и хрящи наиболее эластичны и податливы. Но нередко акробаты начинали и в 14, и в 16, и даже в 19 лет и напряженным трудом достигали неплохих результатов.

Приступая к созданию номера, следует учесть, - в пластической акробатике все комбинации должны выполняться плавно, как бы напевно, без видимого напряжения.

Ваша цель - показать зрителям красоту гибкого, тренированного человеческого тела.

 

МЕРТВАЯ ТОЧКА.

 

Наши приятели Малеев и Шишкин решили испытать себя еще в одном цирковом жанре - пробовали удерживать баланс, сидя на задних ножках стула. Очередная затея также окончилась плачевно. Этот номер обошелся каждому по шишке на затылке. Балансирование на стульях - трюк, который они пробовали проделать, - относится к искусству эквилибристов. Эта профессия требует математически точного расчета для удерживания равновесия в самых различных положениях. Актеры этого жанра рекламировались когда-то как "люди мертвой точки". Их изображали на афишах сидящими на двух ножках стульев у самого края крыши небоскреба.

На арене веселого цирка вашего двора, безусловно, могут состояться и выступления эквилибристов.

Предположим, что Костя и Витя решили заняться этим искусством всерьез. С чего им следовало бы начинать?

Прежде всего друзья должны были подумать о страховке. Иначе говоря, уберечь свои затылки от ушибов.

Начинающие эквилибристы как можно глубже садятся на стул, упираясь в его спинку. Баланс отыскивается вытянутыми ногами и левой рукой. Правой же следует держаться за спинку другого стула, как это показано на рисунке.

Рис. 49.

Достаточно бывает лишь легкого прикосновения пальца, чтобы удерживать баланс. Спинка стула надежно страхует от падений.

Когда эквилибрист-новичок обретет уверенность в балансировании на двух ножках стула, он может усилить трюк.

Для этого он кладет руки на колени и улавливает баланс лишь ногами - мягким чутким покачиванием их вверх-вниз. Еще более усложняют трюк, поставив ножки стула на горлышки бутылок. Самое трудное в, этом - вход на стул; он требует особой аккуратности. Садиться на стул нужно с невысокой скамеечки. Пусть вас не смущает хруп кость бутылок. Они способны выдерживать и не такие тяжести.

Профессионалы-эквилибристы отыскивают баланс на пирамиде из двух-трех столов, стоящих один на другом. Завершают трюк смелым "падением" назад, во время которого эквилибрист успевает ловко подхватить стул.

Эквилибристу-любителю вполне достаточно балансирования на краю всего лишь одного стола.

Репертуар эквилибристики обширен. Его описание заняло бы много места, а главное, для исполнения этого репертуара требуется основательное умение стоять на одной и двух руках и на голове. Вот почему речь пойдет лишь о таких эквилибристических трюках, которые под силу каждому начинающему и которыми можно овладеть быстро и надежно.

Среди таких трюков следует в первую очередь назвать баланс на катушке. Он не очень сложен и вместе с тем достаточно эффектен.

Этот трюк цирковые эквилибристы заимствовали у китайских актеров. В очень давние времена в Китае катушками-валками пользовались суконщики. Ремесленник вставал на дощечку, которая перекатывалась по валку, и таким образом разглаживал материю. Правда, при этом мастеровой держался рукой за специальную планку. А какой-нибудь сноровистый подмастерье-весельчак, по всей вероятности, наловчился удерживаться на доске и без помощи рук. Так, очевидно, и родился из трудового процесса этот любопытный трюк. Затем он обошел все арены мира.

Приготовить реквизит, необходимый для тренировки и исполнения этого трюка, несложно. Требуется: 1) гладкий цилиндр (катушка) в диаметре 120-140 миллиметров и длиной 350 миллиметров (иногда эквилибристы вместо деревянной катушки пользуются обрезком металлической трубы таких же размеров); 2) доска длиной 450-500 миллиметров, шириной 200 миллиметров, толщиной 20-25 миллиметров.

Некоторые эквилибристы делают к тому же специальный столик с небольшой крышкой-площадкой. Ее поверхность имеет вогнутость и обита резиной (для уменьшения скольжения).

Отсутствие такого столика не может стать помехой тренировке и выступлениям.

Освоение трюка начинается с выработки умения вставать на доску, положенную поперек катушки. Первые шаги лучше всего делать на ковре и ни в коем случае не на возвышении.

Правую ступню эквилибрист помещает на правый край доски. Левой рукой придерживает приподнявшийся край. Нажав этой же рукой на доску, он как бы рычагом слегка приподнимает конец и быстро, но не судорожно ставит левую ногу. Вот и вся премудрость. Ноги должны быть слегка согнуты, так легче удерживать баланс. Катушка, что греха таить, норовит вышмыгнуть из-под доски, но вы чуткими ступнями ног удерживайте ее в повиновении.

Чтобы быстрее уловить верное ощущение при балансировании, пусть первое время кто-либо из ваших товарищей стоит рядом с протянутыми к вам руками. Придерживаясь за них, вы очень быстро схватите сущность баланса на катушке.

Рис. 50. Рис. 51. Рис. 52.

Работу с катушкой позволят выигрышно разнообразить китайские скамеечки. На рисунке отчетливо видна их форма, примерные размеры и то, как применять этот реквизит.

Две такие скамеечки и две дощечки в различных комбинациях во много раз усилят номер эквилибриста. Некоторые из этих комбинаций вы видите на рисунках.

Рис. 53.

Особое внимание эквилибристу следует обратить на прочность и точную подгонку реквизита. Ножки одной скамейки должны абсолютно совпадать с ножками другой. Трюки выполнимы только при соблюдении этих условий.

Известную трудность представляет вход на пирамиду. В этом случае эквилибрист встает на самый край стола, на котором составлена пирамида. Опираясь на концы самой верхней рабочей площадки, он подтягивается, как бы выходя на стойку жимом. А затем мягко и быстро, без толчка, ставит ноги на рабочую поверхность. После этого остается лишь выпрямиться, не теряя баланса.

Балансирование на катушках может быть и другого вида. Две катушки кладутся одна на другую, крестом, а поверх - доска. В последнее время наши эквилибристы освоили удивительное балансирование на крестообразной пирамиде из... трех катушек. Принципы балансирования здесь одни и те же. Требуется лишь особо повышенное чувство равновесия. Самое сложное в такой пирамиде — выход на ее вершину.

Если будущий эквилибрист намерен выступать вдвоем, то следующая ступень — балансирование с партнером на плечах.

Приступать к тренировке такого баланса можно лишь после того, как эквилибрист вполне освоил баланс на катушке. Мерилом здесь может быть свободный вход на катушку без помощи рук.

Прежде всего партнеру следует надеть подвесную лонжу.

К. началу трюка он сидит у вас на плечах, ноги заплетены за вашей спиной. Теперь выходите на доску.

Подъем во весь рост из сидячего положения совершается следующим образом: 1. Партнеры подают друг другу правые руки (левой верхний опирается на голову эквилибриста). 2. Нижний левую руку, согнутую в локте, прикладывает к своей груди. Это удобная ступенька, на которую верхний опирается левой ногой. 3. Используя все три точки опоры: голову эквилибриста, его правую руку и «ступеньку», верхний быстро ставит на плечи эквилибриста сначала правую ногу, а следом левую.

При выходе в рост необходимо придерживаться общих правил акробатики: верхний, вставая на плечи, обязан, во-первых, свести пятки вместе, во-вторых, слегка согнутыми в коленях ногами как можно плотнее прижаться к затылку партнера.

Рис. 54.

Балансирует только нижний. Выход на плечи в рост осваивается первоначально на земле. .

Любопытен трюк, в котором партнерша, лежа на «подушке», держит вытянутыми ногами площадку, укрепленную четырьмя тросами к углам стола (тросы туго натянуты; ни один из краев площадки, поверхность которой слегка вогнута, не должен скашиваться). На этой небольшой площадке эквилибрист и балансирует. Выход наверх с упора. Катушку и доску балансеру подает помощник. Если у партнерши сильные ноги и если растяжки достаточно туго подогнаны, то этот трюк может быть освоен довольно быстро.

Приведенных трюков с избытком хватит на то, чтобы построить интересный номер для программы цирка во дворе.

Развивая чувство баланса, вы сделаете свое тело чутким, умеющим сохранять равновесие в любых положениях. А это вам не раз пригодится в жизни.

 

ШКОЛА МУЖЕСТВА.

 

Воздушные гимнасты, мастера отваги и риска — это сама романтика цирка.

Невиданные достижения отечественной авиации, героический образ советского летчика — вдохновляющий, пример для людей цирка; воздушные гимнасты создают все новые и новые небывалые аттракционы — «летающая торпеда», «пропеллер в пике», «мертвые петли», «космическая ракета».

Когда под куполом, над самыми головами зрителей, проносится самолет, под колесами которого отважные гимнасты проделывают свои отчаянные, дух захватывающие трюки, в зале не остается ни одного равнодушного. Это не только восхищает, но и рождает желание быть такими же бесстрашными, обладаь такой же ловкостью и силой.

Возникает вопрос: а во дворе, на сцене Дома культуры, в цирке пионерского лагеря — могут ли здесь быть воздушные номера?

Ответ будет положительным при условии выполнения трех «если». 1. Если у желающих заняться воздушной гимнастикой имеется некоторая акробатическая или спортивная подготовка. 2. Если они будут знать основные приемы тренировки гимнастических трюков. 3. Если есть возможность изготовить несложные снаряды и приспособления.

Можно с уверенностью сказать, что овладение такими номерами вполне доступно и ребятам пионерского возраста и юношам. И вот что интересно, на многих примерах замечено, что даже не отличающиеся излишней смелостью мальчики или девочки к концу тренировки, когда приходило время поднимать аппаратуру вверх, обретали уверенность и кураж, не страшились выполнять хорошо освоенные трюки даже на пяти-шестиметровой высоте.

 

ЧТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ ГИМНАСТ.

 

Итак, вы решили стать воздушными гимнастами. В таком случае вам предстоит овладеть многими навыками: креплением аппаратуры, умением вязать узлы, обращаться с тросами, чекелями и прочим,

Без этого настоящими цирковыми гимнастами стать невозможно.

Мы познакомимся с тремя номерами воздушной гимнастики: «бамбуком», «трапецией» и «рамкой». Их трюки лежат в основе всех гимнастических номеров. Но прежде узнаем главное — обращение с тросами. Трос — стальная веревка, обладающая большой прочностью, — самый верный друг гимнаста. Если будете знать, как с ним обращаться, знать, чего он не любит и на что способен, этот друг вас не подведет. Первое, чему следует обучиться, — как разрубать трос. Разрубать трос вам случится довольно часто. Не умея сделать этого правильно, вы обесцените два конца стальной веревки: они расплетутся. Правило нехитрое. В том месте, где следует рассечь трос, он плотно обвязывается шпагатом или прочными нитками в двух местах. На рисунке хорошо видно, как это делается.

Рис. 55.

После того как трос разрублен, каждый из концов нужно аккуратно запаять оловом или туго обмотать изоляцией. Концы тросов не должны ни разматываться, ни ранить рук работающих с ними. Трос для воздушных номеров берется не тоньше шести миллиметров. Все затростки должны иметь коуши, предохраняющие трос от перетирання.

Необходимо взять за правило: содержать трос и аппаратуру в идеальном порядке. Иначе, как говорится в стихотворении циркового артиста, «ошибки у нас стережет нещадный закон притяженья».

Наиболее часто на тросах образуются так называемые барашки. Недогляди его гимнаст, и в этом месте неминуем разрыв.

Барашки, так же как и все изгибы, скручивания на тросах, необходимо тщательно и терпеливо выпрямлять. Каждый конец троса — в цирке они называются «растяжками» — следует хранить в «бухте» (в аккуратном мотке).

Теперь научимся вязать цирковой узел — он прост и надежен. Его называют «восьмеркой». Возьмите небольшой конец веревки. Обведите два раза вокруг, ну, скажем, спинки стула и Непременно справа налево так, чтобы образовалась петля. Утягивать ее не нужно. Конец, который держат левая рука, должен быть под петлей. Концом же веревки, который у вас в правой руке, подденьте под нижний, находящийся в левой руке, по центру петли. Вглядитесь в рисунок, и вы сразу поймете, как вяжется этот узел. Остается лишь утянуть его, свить конец с концом и обвязать шпагатом.

Рис. 56.

Рис. 57.

Есть и другой способ вязания этого узла. На рисунке видно, как нужно сложить трос в две петли восьмеркой; обратите внимание: на левой петле трос — сверху, на правой — снизу.

Рис. 58.

Теперь наложите обе петли одну на другую так, чтобы правая была сверху. Узел готов. Можете надеть его на кол, можете продеть в него чекель — скобу с болтом и гайкой.

Рис. 59.

Рис. 60.

После этого утяните потуже, обвейте конец вокруг конца, обвяжите шпагатом — и в дело.

Иногда артистам, работающим с тросами, нужно быстро и надежно укоротить или удлинить дистанцию растяжки. В этом случае пользуются удобным приспособлением — металлической пластинкой с тремя отверстиями, которую в цирке прозвали ласково «выручалка». На рисунке хорошо видно, как ею пользоваться.

Рис. 61. Рис. 62.

Принцип здесь простой: чем сильнее тянет трос, тем плотнее он прижимает к телу пластинки конец, находящийся под ним. Третье отверстие предназначено для чекеля или узла восьмерки.

Следует знать: все борта (края), все отверстия металлических деталей должны иметь «зенковку», то есть закругленную форму. Иначе острые края будут перерезать трос и ранить руки. Еще одно необходимое приспособление — «барьерный крючок», с его помощью растяжки крепятся к барьеру манежа или к полу.

Два отверстия у крючка для того, чтобы можно было пользоваться тем же способом, что и у «выручалки».

В цирке аппаратура воздушных номеров обычно подвешивается к штамберту — металлическому стержню на растяжках. Рисунок позволит вам уяснить его устройство и назначение.

Рис. 63.

Фланцы на концах штамберта бывают различной формы. Здесь показаны наиболее распространенные. Верхние тросы крепятся к балке под куполом, нижние — к барьеру манежа или полу. При этом штамберт туго натягивается тройным блоком.

 

ЧУДЕСНАЯ ТРУБА С ПЕТЛЕЙ.

 

Познакомимся с аппаратурой «бамбука», этого несложного, но необыкновенно красивого воздушного номера. На рисунке показан общий вид снаряда и даны его размеры.

Рис. 64.

Наиболее выигрышен «двухэтажный» бамбук (в этом случае размер бамбука удваивается). Лучший материал для бамбука — дюралюминиевая труба диаметром от 45 до 60 миллиметров.

Важная деталь в нем петля. Она должна отвечать следующим требованиям: быть прочной, не причинять боль ноге, иметь шлевку для утягивания. Петлю делают из сыромятного ремня или фитиля и не тоньше, чем в три витка. Иногда для большей надежности добавляют петлю из тонкого троса.

Первое время, пока на ноге не образовались так называемые профессиональные мозоли, петлю обкладывают ватой и забинтовывают.

На верху бамбука следует предусмотреть крючок для того, чтобы вешать на него приспособления: кольца, петли и т. п. Крючок должен быть удобным, позволяющим без задержек снимать реквизит и вешать его после выполнения трюка.

Допустим, что бамбук вы уже сделали и оснастили удобной петлей, теперь остается надежно подвесить его. В спортивном зале или летом на воздухе это не сложно.

А как быть зимой, или когда нет спортзала с прочными крюками? Неужели отказываться от создания воздушного номера?

В этом случае следует коллективно соорудить специальные козлы, показанные на рисунке.

Рис. 65.

В практике любительского цирка такие козлы окажутся незаменимыми. На них удобно тренироваться и подвешивать аппаратуру. И не только аппаратуру воздушных номеров, но и лонжи различного назначения.

Итак, бамбук прочно подвешен. Нижняя его вилка (штырь, продетый в трубу, на который встает гимнаст) находится в полуметре от земли.

Начнем с изучения азбуки этого номера. Его основа — так называемый «флажок в петле». Если вы будете точно следовать правилам, вы очень быстро освоите все буквы.

Держась за стержень бамбука двумя руками, поставьте на нижнюю вилку, на его правый конец, подушечку левой ноги (правая в воздухе). На рисунке показано это положение.

Рис. 66. Рис. 67.

Далее энергично забросьте обе ноги на верхнюю вилку. Забрасывая вверх обе ноги, положите на вилку — на левый ее конец — левую ногу. На рисунке 67 слева показано правильное положение ноги, справа — неправильное.

Теперь научитесь освобождать правую руку, держась за стержень только левой.

Освободившейся рукой помогите своей ноге (правой) войти в петлю (на других рисунках отчетливо видно положение ноги в петле на «флажке»). Этой же рукой опустите книзу шлевку, чтобы нога не выскочила из петли (опытные гимнасты впоследствии отказываются от шлевки).

После этого, сняв левую ногу с вилки, повисните в петле головой книзу. Одновременно разверните туловище так, чтобы вы оказались лицом к бамбуку.

Теперь согнутую в колене левую ногу поставьте ступней на стержень недалеко от рук.

Остается с силой отжать себя этой ногой от бамбука, и флажок выполнен.

Рис. 68. Рис. 69.

Если вы развернете корпус по горизонтальной оси и круто прогнете спину, то это уже будет «флажок с богеном».

Освоим выход из петли.

1. Займите основное положение флажка (грудью вниз, рис. 68). 2. Согнув левую ногу, снимите ее с бамбука, а руками, наоборот, возьмитесь за него. 3. Согнитесь и поместите левую ногу на левую часть верхней вилки. 4. Держась за стержень левой рукой, правой оттяните шлевку. 5. Ухватитесь за стержень обеими руками. 6. Выньте ногу из петли (вынимать ногу следует с пятки). 7. Удерживаясь руками за стержень, мягко опуститесь на нижнюю вилку.

Примечание. Необходимо приучить себя каждый раз сходить только на вилку, а не на пол. Иначе, когда аппарат поднимется, это может подвести вас. Первое время петля нестерпимо режет ногу. До образования затвердения лучше всего надевать две-три пары плотных носков. Помимо этого, будущему гимнасту нужна известная доля мужества, умение терпеть, превозмогая боль. Уже через короткое время боль будет не так чувствительна.

Флажки бывают и ручные. Они разнообразят выступление и особенно хороши в начале номера (до исполнения двойных комбинаций). На рисунках показаны эти красивые и несложные флажки.

Рис. 70. Рис. 71.

В петлю вместо ноги вставляется рука. На рисунке видно положение руки в петле.

В воздушной гимнастике есть простое правило: перед началом трюка, а также перед его окончанием партнеры подают друг другу условный сигнал. Обычно это либо короткий тихий возглас «ап», либо хлопок в ладоши.

Когда оба партнера научились выполнять флажки на «двухэтажном» бамбуке совершенно одинаково и притом в быстром темпе, можно переходить к двойным (парным) комбинациям. Но сначала нужно научиться тому из партнеров, который находится в верхней петле, держать вес, находясь в ножном и ручном флажках (держат обычным в гимнастике приемом — «замком»: «запястье в запястье»).

Первое время это будет удаваться лишь на короткие секунды; постепенно продолжительность увеличивается. Слов нет, положение держащего не из легких. Однако тренируя мускулы и одновременно волю и выдержку, он в дальнейшем добьется того, что сможет уверенно и надежно держать партнера в трюке необходимое время. Перед выходом в положение «запястье в запястье» стоящий ногами на нижней вилке подает партнеру сначала одну руку («в замок»), затем — вторую (тоже «в замок») и только после этого повисает в его руках. Теперь научитесь делать в руках партнера «выворот на одной руке» (см. его описание в разделе «Одинарная или тройная»).

В руках у того из партнеров, который находится в верхней петле (будем называть его «ловитором»), могут быть несложные приспособления, такие, как кольца для шпагата, маленькая трапеция, обруч, «одинарный» бамбук. Это позволяет заметно разнообразить номер.

Большое впечатление производят трюки с петлей, которая находится у ловитора на шее.

Петля должна быть надежно прочной и удобной. Делается она из фитиля или сыромятного ремня. Повиснув «запястье в запястье», вольтижер вставляет голову в петлю, находящуюся на шее ловитора. Партнеры отпускают руки, лишь убедившись, что петля разместилась на затылках правильно. Головы с силой откидываются как можно глубже.

Примерно так же входят в петлю для трюка «на носке». Вольтижер, сойдя с нижней вилки в руки партнера, заносит ноги вверх и вставляет их в петлю. Ни в коем случае ему не следует после этого резко отклоняться назад. Первое время нужно опускаться, перебирая руками по своим ногам. В этом положении вольтижер должен прогнуть спину и подтянуть ягодицы.

Чтобы перейти на одну ногу, следует переместить всю тяжесть тела, скажем, на правую ногу и освободить, вынув из петли, левую. Затем левую ногу согнуть в колене и оттянуть носок.

Получив от партнера сигнал об окончании трюка, вольтижер также медленно (первое время перебирая руками по ноге) поднимается вверх. Приблизившись к партнеру, переходит в положение «запястье в запястье». После этого ловитор «доставляет» партнера на его основное место — нижнюю вилку.

Интересны и другие двойные пассажи. Например, «носки в носки», вход на трюк и выход с него подчиняются тем же правилам, что и в трюке «на носке» в петле.

Рис. 72. Рис. 73. Рис. 74. Рис. 75.

Особо впечатляющи трюки, изображенные на рисунках 74, 75.

Сначала партнеры выходят на бланш в ногах, затем вольтижер остается висеть на туго сомкнутых подколенках. При выходе из трюка ловитор, согнув левую руку, приближает бамбук к вольтижеру (со стороны груди); крепко взявшись руками за стержень, вольтижер сходит на нижнюю вилку.

Бамбук — один из красивейших номеров воздушной гимнастики. Несложность снаряда, простота и разнообразие трюкового репертуара делают бамбук наиболее доступным для овладения молодыми любителями цирка.

 

ОДИНАРНАЯ ИЛИ ТРОЙНАЯ.

 

«Трапеция» почему-то считается женским номером.

Рис. 76. Рис. 77.

Как снаряд трапеция не представляет собой сложности. Обрезок металлической трубы длиной в 650 миллиметров и два троса, в несколько рядов обвитые бинтом, вот и все. Чтобы придать трапеции завершенный вид, на ее концах укрепляется по шарику. Для тренировки трапеция подвешивается так, чтобы юная гимнастка могла допрыгнуть до нее.

Первое, чем следует овладеть гимнастке, — это закидка. Взявшись за трапецию, она делает активный мах-кач ногами и закидывает их предносом на трапецию. Используя инерцию этого движения, девушка силой дожимает ноги книзу и выходит в упор. Затем снова сход (но не на пол, а в положение вис, то есть повиснув на руках). Потом новый кач, новая закидка и снова в упор. Именно в таком упоре гимнастка и запечатлена на цирковой эмблеме.

Вот еще несколько несложных трюков. Гимнастка, повиснув на трапеции вниз головой, проносит ногу между руками и выходит на шпагат.

Если она затем пронесет вторую ногу и опустит обе насколько можно ниже, то это будет началом трюка «выворот на одной руке».

Как только гимнастка снимет с трапеции одну из рук, в тот же миг ее тело неизбежно начнет «раскручиваться». Этот полуоборот гораздо эффектнее, если гимнастка держит ноги «скамеечкой» — тугим предносом. Взявшись за трапецию, она снова проносит ноги между руками. Но теперь такой же выворот делает на второй руке и в другую сторону.

Не трудно научиться висеть и на носках.

Рис. 78.

Тренируя этот трюк, важно помнить: отклонять корпус вниз следует плавно, без рывков, стремясь как можно плотнее прилегать к ногам, как бы «перебираясь» руками по туловищу.

Гимнастка, безусловно, сможет освоить и балансирование, лежа на трапеции спиной.

Рис. 79.

Лучшая позиция на трапеции в каждом отдельном случае отыскивается гимнасткой в процессе тренировки.

Традиционен обрыв, которым завершается балансирование на спине. Гимнастка мягко переносит центр тяжести к рукам, а затем соскальзывает вниз, успевая в последнюю секунду зацепиться носками за стропы трапеции.

Рис. 80.

Чтобы рывок был безболезненным, этот участок на стропах делается мягким. Первое время, чтобы понять принцип обрыва, его лучше всего делать с чьей-либо помощью. Обычно после двух-трех попыток гимнастка овладевает этим трюком.

Номер на трапеции может быть и двойным. И даже тройным. В этом случае у них общий гриф (труба), но вдвое (втрое) большего размера. Строп три. А если тройная трапеция — четыре. Все трюки на двойной или тройной трапециях выполняются одновременно и точно одинаково.

Такой вид трапеции гораздо выигрышней одинарной.

 

РАМКА - ЭТО ЧУДЕСНО!

 

Если номера на бамбуке или трапеции могут выполняться и одним человеком, то «рамка» обязательно двойной номер. Это тоже незатейливый гимнастический снаряд и тоже сравнительно быстро и легко может быть освоен любителями.

Существует несколько видов рамок. Здесь приводятся два из них. Квадратная (разборная) и цельносваренная.

Рис. 81.

Последняя выгибается из одного куска трубы; концы свариваются.

Рамки подвешиваются двумя вертикальными тросами к штамберту и прочно крепятся к барьеру манежа или к полу четырьмя тугими растяжками (тройным блоком или «талрепами», см. рис. 116).

Теперь познакомимся с чертежом квадратной рамки (такая рамка удобна для перевозок).

Рис. 82.

Ее основа — два стержня (рис. 82 а), на концы которых надеваются продольные перекладины (рис. 82 б) и металлические планки (рис. 82 в). При соединении вверху планки должны образовать два треугольника по краям рамки.

Вершины треугольников скрепляются болтами чекелей (рис. 82 г). За эти чекеля рамка и подвешивается. Четыре растяжки крепятся к отверстиям отогнутых «ушек» продольных перекладин (см. рис. 82 б).

Эта рамка может быть собрана в течение десяти минут. Чтобы лучше понять ее устройство и монтировку, целесообразно сначала вырезать все узлы из бумаги. Вырезать и смонтировать.

Будем считать, что рамка уже изготовлена, собрана и подвешена на такой высоте, чтобы вольтижер, вися в руках у партнера, находился от пола в 5 — 10 сантиметрах.

Основное положение ловитора — вис на подколенках (носками ног он зацепляется за второй горизонтально расположенный стержень). Чтобы не причинять ногам боль, оба стержня обматываются чем-либо мягким.

Начальная буква рамки — умение гимнастов раскачиваться, вися «руки в руки» (замковым обхватом «запястье в запястье»).

Следующая буква — простейшие упражнения в руках. Например, ловитор держит партнера, круто прогнувшего спину, за одну ногу и одну руку. Или другое упражнение — «выворот и разворот на одной руке» (см. его описание в разделе «Одинарная и тройная»).

Все эти упражнения пока что тренируются, как говорится, с земли. Далее партнеры должны освоить выход на трюк и вход на рамку после трюка.' Но, прежде чем приступить к освоению их, необходимо убедиться — подвешена ли рамка так, что ноги вольтижера в каче не задевают пол.

Начнем со входов на рамку. Их несколько. Познакомимся с двумя — самыми удобными и доступными.

Закончив трюк, вольтижер заносит ноги и закладывает их за спину ловитора на линии подмышек так, чтобы партнеры оказались висящими вниз головами, в виде своеобразной грозди. Лица их обращены в одну сторону. Руки у обоих партнеров раскинуты.

Гимнасты делают энергичный кач, и в тот момент, когда кач достигнет высшей точки, ловитор — это нужно хорошо запомнить — с силой нажимает на спину вольтижера, активно помогая ему подняться для выхода на рамку. Вольтижер, ухватившись за ноги партнера или за край рамки, очень быстро ставит ногу на удобную ступеньку — подмышку ловитора. Второй шаг на рамку вольтижер обычно делает, держась за трос.

После третьей-четвертой попытки вы, безусловно, освоите этот вход.

Другой вход хотя и труднее, зато намного выигрышней, а главное — он необычайно динамичен. Тренировать его лучше с помощью подвесной лонжи.

Делается этот вход так: на высшей точке энергичного кача, в положении «руки в руки» (ловитор грудью вверх, вольтижер вниз), вольтижер отрывается от рук партнера и очень быстро, не гася инерции, ставит ноги для опоры на его грудь и брюшной пресс. На рисунке отчетливо показан момент, когда партнерша взбегает на рамку по ловитору, словно бы по трапу.

Рис. 83. Рис. 84.

Ей осталось лишь ухватиться за тросы. Обязанность ловитора туго напрячь корпус в горизонтальном положении так, чтобы «трап» был устойчивым.

При построении номера целесообразнее всего комбинировать оба входа.

Сходов с рамки на трюк также несколько. Исходное положение наиболее интересного из них показано на рисунке 84.

Партнеры заключают руки в замок.

Вольтижер, взяв группировку, энергичным броском назад выходит в кач.

Рис. 85.

Тренировать этот сход нужно тоже с помощью лонжи, так как, не умея пока соразмерять силу броска, вольтижер может вырваться из замка партнера.

Такой же сход выполняют и из сидячего положения. В этом случае вольтижер подает партнеру руки через плечи.

Трюков на рамке не счесть. Они делятся на ручные и трюки со вспомогательными приспособлениями: поясом, шарикоподшипниковой вертушкой, петлей (рис. 86), бамбуком (рис. 87), обручем (рис. 88), кольцами.

Рис. 86.

Рис. 87. Рис. 88.

Рис. 89. Рис. 90.

В трюках с кольцами выразителен медленный разворот, в котором. ловитор, скрещивая руки, плавно поворачивает партнера влево и вправо.

 

КАК ФЕДОР МОРОЗОВ.

 

Опишу еще один привлекательный и вполне доступный гимнастам-новичкам трюк — «хождение по петлям».

Рис. 91.

Замечательный гимнаст Федор Морозов, так восхитивший будущего прославленного летчика, молодого Александра Покрышкина, проделывал этот трюк под куполом цирка с особенным блеском.

Трюк, повторяю, несложен. Зная правила, вы, безусловно, овладеете им довольно быстро. Он поможет выигрышно разнообразить ваш номер. А правила очень просты. Петли должны быть прочными, надежно укрепленными. Количество их от 6 до 10. Сначала повесьте их низко — на уровне вытянутых рук (в случае промаха вы безопасно «приземлитесь» на руки). Петли нужно раздинуть так, чтобы удобно было вставлять носки ног. При ходьбе по петлям происходит попеременное перемещение тяжести тела то на одну, то на другую ногу. Добивайтесь ритмичности движений.

На рисунке показан еще один вид «хождения по петлям».

Рис. 92.

Петли в этом случае заменяют мягкие ступеньки веревочной лестницы, туго притянутой к барьеру манежа. Этот трюк гимнасты обычно приберегают на финальный сход вниз.

Воздушным гимнастам следует также предусмотреть сход с аппарата и вход на него. Традиционны два входа: по веревочной лестнице и по канату.

Оба они для любителей-гимнастов сложны: первый потому, что трудно обзавестись такой лестницей, а второй, — карабкаясь по канату, гимнаст порядком устанет.

В последнее время гимнастов поднимают вверх к аппарату на тонком тросе (лебедкой или вручную). Так как ваш аппарат будет висеть невысоко, лучший вход на него с плеч помощника.

Сход с аппарата — простое спрыгивание (тоже с пассировкой помощника) либо спуск — скольжение по толстой веревке. Чтобы не сжечь ладони, необходимо держаться за «чулок». Обычно это полуметровый кусок брезентового шланга, надетого на веревку. Чтобы он преждевременно не сползал вниз, его укрепляют наверху ниткой.

Следует твердо запомнить — в гимнастике малейшая неточность, и — печальный конец.

Приступая к каждому новому трюку на снаряде, партнеры должны все продумать и оговорить на земле, а не на аппарате. Это крайне необходимо, чтобы не быть похожими на персонажей веселой картинки из «Крокодила». На ней изображено, как партнерша летит с трапеции в руки партнера, а он, заглядывая в книжку, кричит ей: «Постой, постой, посмотрим, как это делается дальше»...

Рис 93.

Создавая номер, будущие гимнасты свободно могут варьировать и комбинировать трюки из приведенных здесь номеров («бамбук», «трапеция», «рамка», «хождение по петлям»).

Хочется верить, что юные артисты, освоив азбуку гимнастики, создадут в цирке своего двора прекрасные воздушные номера.

 

ШТУРМ СЕДЬМОЙ СТУПЕНЬКИ.

 

Лестница — самый распространенный из цирковых снарядов. Высокую, стройную лестницу с акробатом на вершине балансируют на плечах.

Рис. 94.

Лестницу держат на ступнях ног, на лбу.

Рис. 95.

Через лестницу, укрепленную растяжками, атлет переносит девушку, касающуюся его лба всего лишь одним носочком. Другая девушка на

другой — раскачивающейся— лестнице балансирует на остриях кинжалов хрустальные бокалы.

Рис. 96.

Но совсем невероятной кажется вольностоящая цирковая лестница, которая ничем не укреплена, не имеет никаких секретных штырей и запоров. А между тем артист не только свободно стоит на ней, не только передвигается, жонглирует, но и держит на плечах двух партнеров.

С этой чудо-лестницей можете поладить и вы. Поладить и создать с нею номер, который будет и удивлять зрителей и радовать.

В искусстве балансирования на вольностоящей лестнице тоже есть своя азбука.

Для овладения этой азбукой инвентарь требуется нехитрый: лестница, тапочки на тонкой подошве и кусок веревки. Кроме того, нужно запомнить правила подготовки номера, запастись волей, настойчивостью и трудолюбием. Вот, пожалуй, и все.

Лестницу, безусловно, сможет смастерить любой юноша. Размеры ее даны на рисунке.

Рис. 97.

Она должна быть очень прочной: ведь ей предстоит нелегкая жизнь: ее ожидают всяческие встряски, не раз ей придется покачаться и поколебаться.

Когда узлы лестницы будут готовы, необходимо снять рубанком все острые грани у каждого бруска. В столярном деле это называется «снять фаску». Если этого не сделать, то на краях лестницы вскоре образуются ссадины и вмятины. И ваши руки будут постоянно повреждаться о них.

Иногда нижние концы лестницы заливают свинцом. Он придает лестнице лучшую устойчивость. Это схоже с тем, как делается «ванька-встанька». У этой игрушки тоже низ утяжелен. Правда, лестница не «ванька-встанька»: она, если окажется на боку, сама не встанет... Впрочем, можно обойтись и без груза. А вот прикрепить на «пятки» лестницы «набойки» — два резиновых квадратика от подошв старых бот — следует.

Сначала надо научиться удерживать равновесие, стоя на нижней ступеньке.

Перед тем как вы приступите к тренировке, следует знать: в вертикальном положении лестница может удерживаться исключительно за счет вашего умения балансировать на ней.

Чтобы лучше понять, какую чуткость вам следует выработать, попробуйте установить на столе карандаш (незаточенным концом) так, чтобы он не падал. Стоит? Теперь коснитесь его слегка... Упал? Так и лестница: малейший толчок, и свалилась.

Если вы хорошо уяснили это, если успели к тому же надеть мягкие тапочки, то начнем первое занятие. Возьмитесь руками за стойки лестницы на уровне лица. Теперь поставьте на нижнюю ступеньку правую ногу, а следом левую и балансируйте. Ну что, свалилась? Конечно, свалилась. Что ж, поднимите лестницу и попробуйте еще раз... Опять не вышло? Нет, так на этой лестнице не устоишь. Должен сразу же предупредить вас: нрав у лестницы прекапризнейший: чуть что не так — вырвалась из рук и растянулась на полу.

Вот почему лестницу, хоть она и вольностоящая, лучше всего на первых порах держать на привязи. Здесь и пригодится заготовленная вами крепкая веревка. На рисунке показано, как крепится к лестнице эта своеобразная лонжа.

Рис. 98.

Ее верхний конец прочно привяжите к верхней перекладине «большого козла», либо к чему-то надежному, смотря по местным условиям. Лонжа должна иметь слабину, небольшой провис. Лестница, посаженная, так сказать, на цепь, сразу же станет безопасной. А главное, это позволит вам гораздо быстрее уловить секрет удерживания баланса. Привязали? Надежно? Теперь запомните несколько несложных правил: баланс на вольностоящей лестнице всегда отыскивается эквилибристом в движении. Для него не существует постоянной «мертвой точки». Отыскивая баланс, он непрестанно движет ножками лестницы: то одной, то другой.

Это очень схоже с ходьбой на ходулях. Там тоже равновесие отыскивается в постоянном движении. Человек, встав на ходули, чтобы не упасть, без конца движет ногами, как бы переминается с ноги на ногу. Куда потянуло, туда и деревянная нога выдвинулась. Но на ходулях шаги крупные, а здесь, наоборот, мелкие, но частые. Стоя на ступеньке, вы действуете точно так же. Но никогда не пытайтесь выдвигать обе ножки одновременно. Только поодиночке — то левую, то правую.

Все дело в том, чтобы научиться чутко улавливать это самое: «куда потянуло».

В удерживании баланса на вольностоящей лестнице важную роль играют руки. Они не просто держатся за лестницу, как это вначале делают все непосвященные, а энергично действуют.

Именно они, работая точно и без устали, выдвигают ножки лестницы; это они, руки, помогают отыскивать и удерживать равновесие.

И дальше: как бы вы ни теряли баланс, куда бы ни клонилась подвешенная к лонже лестница, нельзя отрывать от нее руки. Тогда вам не будут угрожать падения и ушибы.

Находясь на лестнице, стремитесь как можно плотнее припадать к ней. Руки держите в полусогнутом состоянии. Обычная ошибка новичков: как только лестница начинает валиться вперед — а она главным образом вперед и валится, — так они сразу же начинают комично оттягивать назад корпус.

Положение ног на ступеньке лестницы подчиняется общему цирковому правилу: стоите ли вы на проволоке, на трапеции, на спинке стула — ваши ноги всегда касаются снаряда не пятками, не выемками на ступнях, а только «подушечками».

Теперь, узнав все это, попытайтесь снова встать на лестницу, точно соблюдая правила. Убежден, что после нескольких попыток вы наверняка постигнете секрет долгого балансирования на нижней ступеньке лестницы.

Далее следует овладеть еще одной высотой — второй ступенькой. Правила те же, что и для первой. Стоять на второй ступеньке вы научитесь также быстро.

После этого новый рубеж: балансируя на нижней ступеньке, перейти на следующую. Это является для начинающих серьезным препятствием. Каждый раз почему-то у всех происходит одно и то же — переходя на следующую ступеньку, новички перестают отыскивать баланс. И, конечно, строптивая лестница вышмыгивает из рук. Как быть, что же делать?

Не переставая балансировать, чутко (по надобности, а не произвольно) выдвигать ножки лестницы.

И еще: не оттягиваться назад. Переходя на каждую следующую ступеньку, действовать ногами ловко, проворно, но не судорожно. Колени и носки должны быть слегка разведены в стороны.

Не старайтесь при этом «хитрить»: вставать с пола сразу же на вторую ступеньку, минуя первую. Это повредит в дальнейшем, когда вы будете осваивать восхождение на вершину лестницы, то есть штурмовать высоту в семь ступенек.

Поднимаясь со ступеньки на ступеньку, все выше и выше, не повторяйте часто встречающуюся у новичков ошибку: от излишнего усердия они затрачивают слишком много энергии. От этого их движения становятся чересчур резкими.

Если вы точно будете следовать правилам, то настанет час, когда вам останется перенести ногу через седьмую ступеньку и оказаться наверху, балансируя без помощи рук.

Без рук? А чем?

Теперь заботу об отыскании баланса возьмут на себя ноги. Покачивая лестницу, передвигая ее нижние концы, ноги будут удерживать снаряд в вертикальном положении.

Рис. 99.

Одна нога касается верхней планки (седьмой ступеньки) коленом, другая плотно прижимается к ней подколенкой. Запомните: главной точкой баланса является верхняя перекладина. Балансирование в этом положении напоминает езду на велосипеде, когда человек не касается руля руками. В обоих случаях балансирование происходит за счет чутья всего тела.

Тренируя «форсирование» седьмой ступеньки, не следует горячиться, это ведет к зажиму мышц, а следовательно, к неточности. Весь фокус в ловком и четком перенесении ноги через планку (седьмую ступеньку). Тренировать это лучше всего с помощью подвесной лонжи.

Настойчиво и мужественно овладев высотой, научившись стоять наверху без помощи рук и без лонжи, вы будете испытывать ощущение радостного удовлетворения.

Освободившимися руками вы можете потом жонглировать или играть на музыкальном инструменте. Стоя на лестнице, можно передвигаться, и не только по ровной поверхности, но и по наклонному настилу.

А если вы строите номер вдвоем, то руки помогут партнеру влезть на ваши плечи.

Тренировать влезание второго партнера на лестницу и на плечи нижнего следует также с помощью подвесной лонжи.

Главное, о чем должен помнить верхний, — поднимаясь по лестнице, ни в коем случае не следует пытаться балансировать. Это делает только нижний.

Влезание требует от верхнего особой чуткости и осторожности, ведь его партнер находится, как говорится, под балансом. Малейший толчок — и баланс нарушен. Взбираясь по лестнице, верхний должен как можно плотнее прилегать к ней. Колени и ступни чуть развернуты. Действовать нужно быстро, избегая рывков.

Когда верхний поднимется на пятую-шестую ступеньку. партнеры берутся левыми руками. Локоть верхнего обязательно смотрит влево. Правой рукой он опирается о плечо партнера, а затем садится верхом, словно в седло, на правую руку нижнего. Тот делает энергичное забрасывание партнера на свое правое плечо. Еще один толчок, занос ноги — и вот уже верхний сидит на обоих плечах нижнего.

Рис. 100.

Ноги заплетены за спину.

Для артистов-любителей — это неплохой трюк. Для подготовленных же партнеров подняться с плеч в полный рост не составит особого труда.

Проделайте сначала все движения на полу, а освоив, на каком-либо возвышении.

В том случае, если партнеров трое, то большие трюковые возможности открывает оригинальное использование третьей лестницы. Рассмотрев рисунок, вы увидите некоторые из этих трюков.

Рис. 101.

А какую интересную эксцентрическую сценку можно сделать на вольностоящих лестницах в образе веселых, проворных маляров с краской в ведерках и большими кистями!

 

ОТ 3 ДО 5 МЕТРОВ.

 

Познакомлю вас еще с одним интересным номером на лестнице. Он также под силу артистам самодеятельного цирка. Это лестница, балансируемая на ногах.

Рис. 102.

Здесь отчетливо видно ее устройство и способ балансирования.

На профессиональной арене применяют очень высокие лестницы. Прекрасный артист советского цирка Евгений Милаев, лежа на тринке, балансирует ногами семиметровую лестницу. Ее вершину венчает крошечная площадка, на которой располагается артист, балансирующий на ногах еще одну лестницу, четырехметровую. На это опасное сооружение взбирается третий партнер и на такой головокружительной высоте выжимает стойку.

Для любительского манежа достаточно иметь лестницу высотой от 3 до 5 метров, шириной в 400—450 миллиметров. У лестницы должны быть прочные ступни-подставки по размеру ног исполнителя (рис. 102).

Для этого номера нужна еще и специальная подушка — тринка (см. ее описание в главе «Как научиться жонглировать ногами»).

Можно смело утверждать, если нижний хотя бы недолгое время осваивал работу антиподиста, ему не составит труда научиться балансировать на ногах такую лестницу с партнером. Балансирование лестницы подчиняется тем же самым правилам, что и балансирование «сигары».

Цирковые артисты-профессионалы, начиная номер, подбросят лестницу-громадину ладонями и ловко поймают на ступни ног. Потом покачают ее, сгибая и выпрямляя ноги, затем снова подбросят, да так, что она опишет в воздухе полный пируэт и, как притянутая магнитом, опустится на сильные ноги. Изящные повороты такого огромного снаряда, которым артист орудует с легкостью, словно бы играючи, изумят хоть кого.

Если нижний должен быть знаком с работой антиподиста, то верхнему, безусловно, полезно уметь двигаться на вольностоящей лестнице. Правила и там и тут одинаковые. Разница лишь в том, что, работая на лестнице, которую держат на ногах, верхний не должен балансировать. Это функция нижнего. Все движения верхнего мягкие, плавные, без рывков. И все очень точны.

Вход верхнего на лестницу осуществляется двояко: либо с плеч помощника, либо с ладоней нижнего.

Рис. 103.

Этот вход (как, впрочем, и все действия на лестнице) требует от верхнего особой аккуратности.

На вершине лестницы часто укрепляют петлю (либо к ступеньке, либо к продольному бруску). Петля точно такая же, как на бамбуке (см. описание в главе «Чудесная труба с петлей»). С помощью этой петли верхний выполняет кажущиеся еще более эффектными, чем на бамбуке, ручные и ножные флажки. Но, разумеется, проделывает он их не в стремительном темпе, а плавно и мягко.

Особых правил для исполнителей номера «лестница на ногах» не существует. Следует лишь уяснить: нижний должен в точности соблюдать правила, обязательные для антиподиста, а действия верхнего соответствуют поведению эквилибриста на вольностоящей лестнице. Но подчеркиваю: верхний сам не балансирует.

Для любительского цирка будет вполне достаточно, если в номере «лестница на ногах» юный артист удержит равновесие, лежа спиной на одной из перекладин, сумеет повиснуть, зацепившись за ступеньку носками ног, а в заключение выполнит два-три флажка в петле.

Овладеть этим можно сравнительно быстро. Думается, что вольностоящая лестница и лестница на ногах, вполне доступные для овладения трудолюбивыми и настойчивыми, привлекут внимание юных любителей. Пусть на манеже самодеятельного цирка появятся и эти увлекательные номера.

 

КТО ХОЧЕТ РАЗВИТЬ ЧУВСТВО РАВНОВЕСИЯ.

 

Чувство равновесия — одно из врожденных свойств человека. «Ведают» им мозжечок и орган внутреннего уха, так называемый «лабиринт». Способность равновесия имеется у каждого. Кто из вас не может пройти по рельсу или по узкой дощечке! А между тем хождение по рельсам и есть первая буква искусства канатоходца, представителя старейшей на земле профессии.

Родина этого искусства древний Китай. Китайские ремесленники, научившись плести из джута канаты, для того чтобы придать нужную прочность своему изделию, туго натягивали его между столбов. Потом, встав на канат ногами, они делали подскоки. Со временем это переросло в своеобразную игру: кто дольше, не держась, устоит на канате. А отсюда — уже один шаг к искусству хождения по канату и проволоке, богатому своим разнообразием.

Каких только видов не знает оно! Здесь и «высокий канат», и так называемый «косой» — наклонно натянутый, и «тугая проволока» и «свободно висящая», и «проволока с амортизаторами», и «движущаяся проволока», похожая на гигантскую велосипедную передачу. А недавно появилась «тройная проволока» — три параллельно натянутых троса.

Безусловно, многие из ребят вашего двора захотят научиться балансировать на тонком, как струна, тросе. Что ж, если вы и в самом деле намерены развить еще большее чувство равновесия, если к тому же у вас есть терпение и трудолюбие, то я укажу к этому самую короткую дорогу.

С чего следует начинать будущему эквилибристу? В первую очередь, как и воздушному гимнасту, ему нужно приобрести навыки работы с тросом. Правила одни и те же.

Для овладения равновесием необходим учебно-тренировочный инвентарь и прежде всего, конечно, трос. Его толщина 4—6 миллиметров, длина от 10 до 12 метров. Еще следует смастерить деревянные «козелки». На рисунке даны их общий вид и размеры.

Рис. 104. Рис. 105. а Рис. 105. б

Если вы будете тренироваться на воздухе, то вбейте в землю прочные колья. К ним крепятся откосы. На рисунке 105. а показано правильное крепление откоса, на рисунке 105. б — неправильное.

Если же тренировки будут проходить в помещении, то крепление откосов производится с помощью барьерных крючков либо специальных прочных штопоров, ввинчиваемых в пол (разумеется, не в паркетный).

Теперь осталось укрепить концы тренировочной проволоки. Надо запомнить, рабочая проволока и точки прикрепления откосов должны располагаться строго по прямой линии. На рисунке 106 приведены два положения проволоки: слева — правильное, справа — неправильное.

Рис. 106.

Научиться определять прямую линию просто. Встаньте у любого из концов троса, сощурьте один глаз (так же, как при нацеливании), и вы сразу обнаружите, где кривизна. Чтобы устранить ее, надо выровнять легко передвигаемые «козелки».

Мы будем тренироваться на свободно висящей проволоке. Поэтому позаботьтесь о том, чтобы у нее был так называемый провис. Измеряют его всегда посредине рабочей проволоки. Пока он должен быть от земли всего сантиметрах в 10.

Тренироваться нужно в специальных выворотных (рантом внутрь) тапочках. Вполне пригодны для этого так называемые чешки.

Но не пытайтесь пока что встать на проволоку, не узнав правил.; Эта проволока весьма коварна. Даже глазом моргнуть не: успеете, как будете на полу. Вот что необходимо запомнить:

1. Трос должен проходить по ступне между большим пальцем и четырьмя остальными. А через пятку — посередине.

Рис. 107.

2. Колени тугие. Носок ноги, находящейся на весу, вытянут.

3. Корпус свободен.

4. Не опускайте подбородок. Не глядите себе под ноги, а смотрите в одну точку (на вершину «козелков»).

5. Отыскивание равновесия производят руки, отведенные в стороны, и обе ноги. Не напрягайте и не поднимайте плечи.

6. Проволока будет стремиться выскочить из-под ноги вправо, энергично направляйте ее ступней влево.

Вот пока и все правила для удерживания равновесия, стоя на одной ноге. Работа на такой проволоке не требует ни зонта, ни веера, ни шеста.

Теперь попробуйте встать правой ногой на трос, слегка придерживаясь за плечо товарища, за спинку стула или веревку, свисающую сверху. Сначала вам будет удаваться стоять самостоятельно, без опоры, всего две-три секунды. Постепенно продолжительность удерживания равновесия будет увеличиваться и увеличиваться.

Так же тренируйте баланс и на левой ноге.

И вот вы уже сможете сколько угодно стоять на проволоке правой, левой и двумя ногами. Баланс в этом случае отыскивается руками и мягкой, «раскрепощенной» поясницей.

Теперь попытаемся пройти по проволоке. Сначала отработаем простейший шаг — скользящий. Он не сложен и выйдет у вас сразу. Не отрывая впереди стоящую ногу от

троса, плавно продвиньте ее на один шаг и затем подтяните вторую. И так несколько шагов подряд. Таким же скользящим шагом пройдите назад.

Второй прием шага сложнее. На рисунке отчетливо видно исходное положение для этого шага, виден и путь, который проделывает нога.

Рис. 108.

Носок должен быть вытянут до предела. После этого остается опустить пятку на трос и перенести на эту ногу всю тяжесть тела. Нога, стоящая позади, отрываясь от проволоки, перемещается в исходную позицию для совершения следующего шага. Она повторяет эти же самые движения.

Проделайте такие же шаги, но опускаясь то на одно, то на другое колено. Балансирование при ходьбе осуществляется вытянутыми в стороны руками (без напряжения) и гибкой, чуткой поясницей.

Теперь разучим полуоборот. Он необходим эквилибристу. Правая нога стоит на проволоке в обычном положении. Левую поставьте на «подушечку» наружу пяткой (расстояние — полшага). Теперь энергично надавите на «подушечку», перенеся на нее всю тяжесть тела. Правой ногой, освободившейся от тяжести, сделайте полуоборот также на «подушечке». Следом должна совершить доворот и левая нога.

Проделывая все это, стремитесь как можно быстрее отыскать точку баланса на вершине противоположного «козелка».

Научитесь стоять боком. Трос в этом случае проходит по «подушечкам». Ноги слегка согнуты. Руки вытянуты перед собой. Именно они и чуткая поясница отыскивают баланс. При движении боком влево и вправо нужно равномерно переносить центр тяжести с одной ноги на другую. Отрывать

ноги от проволоки не следует, они должны скользить по ней. Примерно так же тренируется баланс на коленях.

Рис. 109.

Опускаться на колени с проволоки сложно; любителю проще выходить в это положение с земли.

Познакомимся еще с одним шагом — «веревочкой». Он одинаково применим и на свободно висящей и на тугой проволоках. На рисунке показано, как производится этот шаг, хотя точнее будет назвать его бегом, ибо им пользуются главным образом для пробежек.

Рис. 110.

Нога ставится на проволоку, описав полукруг, как бы подбивая проволоку. Попробуйте проделать это движение прежде на земле.

Научитесь опускаться и лежать на проволоке. На рисунке 111 показано положение корпуса, ног и рук эквилибриста в момент опускания.

Рис. 111. Рис. 112. Рис. 113. Рис. 114.

Левая нога должна быть как можно ближе к проволоке. Опускаться легче в том месте, где «горка» проволоки круче. Трос проходит вдоль туловища посредине спины. Лежа на тросе, можно выполнять несложные пассажи с партнером.

Владея азбукой эквилибристики на свободно висящей проволоке, вы сможете освоить много и других трюков, таких, как хождение в ободе велосипедного колеса (во время

шага обод находится между ногами), балансирование на лесенке (рис. 112), жонглирование (рис. 113).

Обратите внимание на кольцо, которое вращается вокруг троса. У кольца (обруча) косой разрез, через него обруч надевается на трос. Закручивается обруч сначала рукой. А далее эквилибрист продолжает вращать его особым движением ступни.

А теперь пора подумать и о номере. Это значит, что прежде всего надо изготовить аппаратуру. На рисунке показаны два вида снаряда: «козлы» и мачта на двух тугих растяжках.

Высота и того и другого одинаковы — 2 150 миллиметров. На рисунке показаны различные виды арматуры крепления мачты и рабочей проволоки.

Рис. 115.

Провис проволоки (в центре) должен быть вам по грудь.

Балансирование на тугой проволоке требует другого технического оснащения: рабочий трос и растяжки должны быть не тоньше 10 миллиметров. Лучшая дистанция для туго натянутой проволоки 10 метров. Следует учитывать: натягивается эта проволока очень сильно. Нередки случаи, когда при установке аппарата вырывались довольно основательные крепления и разгибались толстые крючья. Вот почему все узлы аппаратуры и особенно места крепления должны иметь тройной запас прочности. Кроме того, для натягивания необходим специальный винт — талреп.

Рис. 116.

Он должен быть не меньше полуметра. Необходим также веер или зонт.

Рис. 117.

Техника балансирования на тугой проволоке несколько иная, чем на свободно висящей. Здесь нет особого движения, называемого «подгребание под себя», характерного только для проволоки, висящей свободно. Дело в том, что трос под ступней эквилибриста, стоящего на проволоке с провисом, отчаянно стремится вышмыгнуть вправо.

На тугой проволоке этого нет. Там трос под ногой не прогибается и не стремится никуда «удирать».

Вот почему артист, выступающий на тугой проволоке, как это ни странно, не сможет работать на свободно висящей и наоборот.

Техника равновесия на тугой проволоке очень похожа на знакомое каждому удерживание баланса во время хождения по рельсу.

Для тренировки тугую проволоку натягивают тоже низко. Движения, шаги и пассажи те же, что и на свободно висящей. Помимо того, на тугой проволоке практикуются и танцевальные «па» (в этом случае номер так и называется: «Танцы на проволоке») .

Когда все движения и пассажи станут уверенно выполняться Рис ид на проволоке, натянутой низко, можно поднять ее несколько выше, а потом уже перейти к тренировкам на аппаратуре, предназначенной для выступления. На рисунке дан вид обычного «козелка» с мостиком для тугой проволоки.

Рис. 118.

Высота рабочего троса не должна превышать вашего роста.

В заключение следует заметить, проволока издревле — любимый снаряд комиков. Несомненно, много оживления могли бы внести в номера на проволоке комики любительского цирка. Их искусное «неумение» удерживать баланс, их преувеличенный страх хорошо оттенят в вашем цирковом, представлении грациозную пластику, смелость и ловкость юных мастеров равновесия.

 

ВОЛШЕБНОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ ВОДЫ В МОРС.

 

Как только ведущий объявит: «Выступает иллюзионист такой-то...», зал настораживается - Зрители усаживаются поудобней. На лице каждого появляется выражение, означающее: «Что ж, попробуй провести меня...»

И хороший фокусник непременно проведет.

Может быть, именно потому искусство «честного обмана» и нравится так зрителям. В фокусах все нелогично, все, так сказать, шиворот-навыворот: фокусник из одной и той же бутылки наливает двенадцать различных напитков, в том числе и квас и молоко. Нелогична и реакция зрителей: чем искуснее их обманывают, тем в лучшее настроение они приходят.

Любители показывать фокусы не могут обижаться на отсутствие литературы — книг и статей — по этому вопросу. Только в журнале «Юный техник», где имеется постоянный раздел, посвященный фокусам, который так и называется: «По ту сторону фокуса», раскрыто более восьмидесяти «секретов» — любой на выбор. Если бы какой-нибудь фокусник-энтузиаст вздумал разучить и подряд показать все фокусы, описанные в книгах и журналах, то зрителям пришлось бы сидеть в зале не менее пяти дней без перерыва на еду и сон.

Все виды фокусов хороши, но один из них особенно интересен — это фокусы, поданные в юмористическом тоне. Здесь для исполнителей таятся огромные возможности. Такие выступления зрители воспринимают особенно тепло. Рассказывают, что величайший мастер юмора А. П. Чехов до слез хохотал, глядя на трюки фокусника, выступавшего в образе неудачника, прозванного «Двадцать два несчастья». «В этом фокуснике жил отличный актер: его лицо при всех этих неудачах выражало самую искреннюю растерянность, смущение, виноватость, конфуз. Чехов каждый раз при виде этого «номера» закатывался смехом... «Чудесно же, — приговаривал он. — Чудесный комик!»

Иллюзионисты из самодеятельного цирка также могут построить демонстрацию фокусов в юмористическом духе.

Для создания комического образа нет границ. Это может быть и самоуверенный хвастун, который захотел стать иллюзионистом, ничего «не умея», отсюда и все смешные его злоключения. А может быть и случайный помощник иллюзиониста, как бы невольный фокусник; ему велят разбить яйцо, он тюкает по нему ножом, а там... живой цыпленок... Или это может быть забавный образ фокусника-новичка: он вышел показывать фокусы, но, начисто запамятовав, как они выполняются, подглядывает в шпаргалку.

Номер фокусников может быть подан и в пародийном ключе. Скажем, артисты пародируют иллюзионистов, выступающих в обличье восточных магов-чародеев. В этом случае весь их вид и все сценическое поведение подчиняются приемам пародийного сгущения. Такую пародию выигрышней строить на контрасте характеров, например: один из партнеров напыщен и величав, а второй — очень застенчив или чудовищно рассеян, хотя усердно старается во всем подражать своему важному партнеру. Но его излишнее усердие при мешковатости и неповоротливости приводит лишь к забавным недоразумениям. Чалма ему не по размеру: она то и дело съезжает на глаза; «ослепленный» фокусник на все натыкается и всех сшибает с ног. Сколько веселого оживления может внести в программу такой умело построенный пародийный номер!

Допустим, что двое фокусников вашего двора решили построить свое выступление в этом плане. Подскажу несколько забавных иллюзионных трюков.

 

ПОЯВЛЯЮЩИЕСЯ БУСЫ, СЕРЬГИ, СУЛТАН

 

И серьги, и бусы, и султан — все это традиционные атрибуты фокусника, выступающего в так называемом восточном стиле. Исполнители могут придумать различные мотивировки появления этих атрибутов. Одна из них — комик позабыл надеть на себя эти обязательные для стиля номера украшения.

Между партнерами происходит бурное, как бы скрываемое от зрителей объяснение. Серьезный фокусник выражает мимикой и жестами крайнее неудовольствие поведением своего рассеянного партнера, после чего делает над ним магические пассы, какие употребляют при гипнозе.

И вдруг в ушах вконец ошарашенного комика-медиума появляются серьги.

Выполняется этот несложный фокус так: на ухо надевается петлей прочная нитка, закрашенная краской или гримом телесного тона. Прикрепленные к петлям серьги (лучше всего двойные — два медных или латунных кольца) укрываются на затылке.

Рис. 119.

Нижние кольца связаны капроновой ниткой от чулка. К этой капроновой перемычке прилажена прочная нитка, идущая под верхней одеждой к вам в карман (на конце этой нитки должен быть шарик, гвоздик или колечко). Стоит вам в нужный момент дернуть за эту нитку, как тонкая перемычка разорвется, и серьги, естественно, повиснут, к удивлению зрителей, у вас на ушах.

Еще проще появление бус. Яркого тона бусы нанизаны на резинку и оттянуты к поясу. На рисунке показано положение бус под одеждой в оттянутом виде.

Рис. 120.

Крепятся они также нитками, продетыми в ушки и выдергиваемыми в нужный момент по тому же способу — из карманов.

Подобным же образом может появиться и султан на чалме комика. Чалма в этом случае делается на проволочном остове. Ото лба к затылку, посередке, она имеет выемку — канавку, в которой между складками материи скрыт до поры до времени стальной, упругий, выпрямляющийся стерженек, декорированный под султан. Когда потребуется, комик срывает капроновую нитку, стержень выпрямляется, и над чалмой, как по волшебству, вырастает пышный султан. В том случае, если оба партнера «забыли» прикрепить султаны, то магические пассы производит комик. Вместо султана над чалмой основного фокусника может возникнуть веник, пучок сена или морковка.

Успех номера во многом будет зависеть от того, как исполнители трюков будут реагировать на таинственные появления предметов, сколько комизма смогут внести в действие. Здесь даже самое крайнее изумление не будет преувеличением. Эти несложные комические фокусы открывают огромный простор актеру для игры.

 

МАГИЧЕСКАЯ ПАЛОЧКА

 

В построении комического иллюзионного номера требуются и так называемые серьезные трюки, которыми для контраста перемежается комический номер. Вот один из них.

На протяжении всего номера основной фокусник пользуется, как и все чародеи, магической палочкой: то постучит ею по предмету, то сделает пасс. Где-то, перед концом номера, он завертывает палочку в бумагу, затем громко стучит ею о край подноса, стола или стула. После чего комкает и небрежно бросает в сторону.

Разумеется, что трюк этот делается с подменной палочкой. Возьмите две деревянные чурочки сантиметра по два высотой.

Обклейте их, как показано на рисунке, лоскутком черной бумаги, подрисуйте по краям белой гуашью или приклейте две-три бумажные полоски.

Рис. 121.

И подменная палочка готова; стучать ею необходимо, держа за самый конец. Она должна быть как две капли воды похожа на первую палочку.

 

УДРУЖИЛ...

 

Основной фокусник вызывает помощника, как и положено чародею, ударами в ладоши. Когда тот является, чародей слегка хлопает его по спине; и вот во рту изумленного помощника показывается шарик (от настольного тенниса). Фокусник забирает этот шарик, помещает его себе между пальцами, а другой рукой снова постукивает по спине партнера. Изо рта появляется новый шарик. После пяти-шести таких манипуляций помощник, окликнутый кем-то, поворачивается спиной

к зрителям, и все видят «секрет» этого «чуда». На лице фокусника растерянность и отчаяние. На рисунке показано, как укрепляется на спине помощника сетчатая корзиночка с шариками.

Рис. 122.

Один шарик находится у него во рту. От фокусника требуется некоторое умение манипулировать. Постучав по спине помощника, он незаметным жестом берет из сетки шарик. Руку с шариком он подносит ко рту помощника таким образом, чтобы к зрителю была обращена тыльная сторона ладони. Взятый из сетки шарик фокусник несет, зажав мышцами ладони. Как только ладонь заслонила губы помощника, тот убирает свой шарик обратно в рот.

МОРС

Комик. А теперь я сам покажу фокус. Не простой, а магически-кибернетический...

Основной фокусник. Какой фокус?

— Киберни... берне... (запнулся, никак не выговорит): Не мешай... Отвечай, что я держу в руке?

— Стакан.

— Скажи, пожалуйста, угадал. А в стакане что?

— Что-то темное...

— «Темное», «темное»... Сам-то ты темный. Это морс. Теперь я накрываю стакан шляпочкой, говорю три волшебных слова: «Чикардон... Бикардон... Пирамидон» — и готово! Что здесь было?

— Морс.

— Правильно — морс, а теперь? Вода.

— Удивительно. Скажи, пожалуйста, а как у тебя это получилось?

— Нет, я секретов не открываю. (Отходит в сторону. Шляпа осталась рядом на стуле.) Над этим фокусом я работал целых пять лет, нет, шесть лет. Здесь я применил сложную радиоэлектронную технику. Ни один человек, даже сам Кио, не может открыть секрет этого фокуса...

Во время его разглагольствований основной фокусник берет в руки шляпу и обнаруживает «секрет» — цветной цилиндрик, вставленный в стакан.

Рис. 123.

У этого фокуса может быть два финала: первый — посрамление обманщика. Второй — фокусник, обнаружив «секрет», тайно забирает цилиндрик и просит комика показать этот фокус еще раз, но так, чтобы вода опять превратилась в морс. Тот отказывается, но, уступив настойчивым просьбам партнера и зрителей, соглашается. Снова накрывает стакан шляпой, а когда снимает ее, в стакане... морс.

В этом случае, «разоблачая» помощника, фокусник вынимает из шляпы лишь один цилиндрик, второй же, вставляемый в первый, незаметно для зрителей оставляет в шляпе.

Его-то комик и помещает в стакан, принимаясь повторять фокус. Чтобы трюк был острее, фокусник затевает спор с комиком, уверяя, что второй раз ему не удастся обмануть зрителей.

Выполнив трюк, комик удаляется с гордым видом победителя.

Подготовиться к этому номеру нетрудно. Цилиндрики изготовляются без крышки и дна, из не разбухающего в воде материала типа пластмассы. Между ними и стенками стакана не должно быть никакого пространства. Вынимаются цилиндрики из стакана указательным пальцем, незаметно вставляемым в небольшое отверстие на верху шляпы. Шляпу исполнитель держит остальными пальцами.

* * *

Фокусники-любители могут строить номер на одного исполнителя или появляться на манеже вместе с помощниками; могут выступать молча или сопровождая демонстрацию трюков словесными шутками; показывать свое искусство или в серьезном тоне, или в юмористическом, но в любом случае фокусы должны быть тщательно отработаны.

Неспроста старые японские актеры, наставляя молодых, предупреждают: «У зрителя восемь глаз». А это значит: зритель заранее настроен на то, что его проведут, и потому особенно бдителен.

Зрителя восхищает только настоящее искусство. Он хочет быть обманутым с блеском.

 

ДРЕССИРОВКА ЖИВОТНЫХ

Ученые зверюшки, весело и легко проделывающие на цирковой арене забавные трюки, тигры и львы, беспрекословно выполняющие приказания своего дрессировщика, вносят в программу большое оживление, доставляют зрителям много радости. Без дрессированных животных цирк не цирк!

Наша школа дрессировки, продолжая и развивая традиции замечательных русских дрессировщиков Дуровых, основывается на методе гуманного отношения к животным. Этому принципу твердо следуют мастера советского цирка, наши лучшие дрессировщики Эдер, Гладильщиков, Корнилов, Филатов, Бугримова, Буслаевы, Назарова — внуки и правнуки знаменитого дедушки Дурова. Их яркое и жизнерадостное искусство, пленяя зрителей всех континентов, принесло нашему цирку славу лучшего в мире.

А могут ли в самодеятельном цирке участвовать дрессированные животные? Безусловно могут. Конечно, тигра во дворе не покажешь. Крокодила, пожалуй, тоже. А вот, скажем, важно разгуливающие по двору гусь или петух — чем не «артисты»; кошке или собаке, обитателям любого двора, тоже не сложно дать «цирковое образование». И австралийские волнистые попугайчики, и белые крысы, которых можно приобрести в любом зоомагазине, и голуби (но не дикие, а домашние), и галки, хорошо поддающиеся дрессировке, — все они могут быть включены в звериную труппу самодеятельного цирка. Но вот вопрос: кто может стать дрессировщиком? Как найти «общий язык» с животными, чему их учить? Вот об этом-то и пойдет сейчас речь.

 

ПРИРОДА ПОДСКАЖЕТ.

 

Дрессировщиком может стать каждый, в ком развито чувство любви ко всему живому, кто умеет видеть

и понимать природу, кто обладает любознательностью и пытливостью.

Каждому из вас, конечно, доводилось видеть в цирке дрессированных морских львов, этих чудо-балансеров. Сколько пластичности в их мягких движениях, как изумительна ловкость этих глянцевито сверкающих животных! И действительно, как не залюбоваться той четкостью, с какой красавец лев уверенно балансирует на кончике носа зажженную лампу, с какой восхитительной грацией ловит рыбу, брошенную ему дрессировщиком! Такая удивительная способность морских львов к жонглированию, которой позавидовал бы любой артист, выработалась у них в борьбе за существование. В природных условиях, поймав рыбу, эти морские охотники всплывают на поверхность и, высоко подбросив добычу, ловко заглатывают ее. Наблюдательные дрессировщики остроумно использовали эти повадки, сделав из морских львов цирковых корифеев.

Таких примеров, когда тот или иной номер с животным был создан на основе личных наблюдений дрессировщиков, в истории цирка очень много. Знаменитый дрессировщик В.Л.Дуров, подметив, как курица орудует лапами, разгребая землю в поисках пищи, приспособил эти ее природные движения для «игры» на цитре.

Именно на умелом использовании природных повадок животных и построены такие эффектные и вместе с тем несложные трюки, как раскатывание ковровой дорожки, в каждый виток которой положена приманка. Зрители обычно не замечают, как животное схватывает и поедает крошечные кусочки «вознаграждения», им видно лишь, что животное старательно раскатывает носом ковер. Этот простой и остроумный трюк в цирке проделывают свиньи и собаки. А на любительской арене в этой роли могут выступать еще и ежи, которым также свойственно орудовать носом, добывая пищу, и которые к тому же хорошо приручаются.

Рис. 124.

Дрессировщики заметили, что собаки, выпрашивая еду, встают на задние лапы и нетерпеливо скребутся по ногам хозяина, как бы заставляя обратить на себя внимание. Это свойство собак и некоторых других животных — сучить лапами — и использовали изобретательные дрессировщики для создания различных цирковых трюков. Вместо ноги подставили вращающийся цилиндр. Желая получить вознаграждение, собака начинает скрести лапами по поверхности цилиндра; укрепленный на оси цилиндр вращается, и тем самым на его вал наматывается веревка. Так, вращая цилиндр, собака достает из «колодца» воду или поднимает на мачту флажок.


                  Рис. 125.

Интересно возникновение традиционного в цирке номера «енот-прачка». Живя на воле, енот в поисках пищи примостится где-нибудь на берегу и, зачерпнув со дна «пригоршни» ила, песка и мелких камешков, как бы перетирает их между лапами. За эту особенность енот, принадлежащий к отряду медведей, и назван медведем-полоскуном. В цирке дрессировщики заворачивают лакомые для енота кусочки в тряпку и погружают ее в корыто с водой. Зверек, у которого сильно развито обоняние, вытаскивает тряпку и начинает извлекать пищу, производя при этом движения, весьма напоминающие стирку белья. Способность зайца-русака быстро-быстро колотить передними лапами тоже подсмотрена в лесу. На арене цирка зайца-артиста определили в барабанщики. Даже свойство петуха голосистым кукареканнем встречать рассвет использовано дрессировщиками. Клетку с дворовым певцом ставят на несколько часов в совершенно темное помещение, искусственно создавая для петуха ночь. Стоит извлечь его из клетки на яркий свет, как он, словно бы отвечая на традиционное предложение дрессировщика: «А ну-ка, Петя, похвастай голосом, спой зрителям», — тотчас принимается голосить во всю мочь.

У будущего дрессировщика, безусловно, должны быть выдержка и воля. Он должен воспитать в себе терпеливость каменотеса и наблюдательность разведчика. Ему необходимо внимательно приглядываться к мельчайшим деталям поведения, к повадкам и привычкам животного: ведь у каждого из них свой четко выраженный характер. Дрессировщик обязан знать и учитывать все особенности и возможности своего «ученика».

Но прежде всего следует научиться ухаживать за животными. А ухаживать — это значит не только кормить и ласкать. В это понятие входит гораздо больше обязанностей: содержать в чистоте их клетки, научиться оказывать первую помощь своим питомцам в случае болезни, уметь составлять кормовой рацион «артиста» и т. д. А для всего этого нужны знания и знания. Необходимо запастись книгами по животноводству, собаководству, птицеводству — их у нас издано немало. Но, даже освоив все это, вы еще не сможете стать «учителем звериной школы», пока не постигнете основные приемы обучения животных, пока не овладеете некоторыми приемами искусства дрессировки.

 

КАК ЛОБЗИКА УЧИЛИ АРИФМЕТИКЕ.

 

Костя Шишкин по-настоящему любил животных. Дома у него был целый зоологический сад: три ежа, морские свинки, белые крысы, черепаха и знаменитый Лобзик, пес неопределенного возраста и породы, постоянный сообщник многих приключений Кости и Вити.

Помните, как мальчики дрессировали Лобзика? Костя правильно угадал, что начинать нужно с того, чтобы приучить животное держать в зубах предмет; верно догадался он и применить поощрение — сахар. Однако в Костином «методе» был существенный изъян: Костя старался насильно впихнуть палку в собачью пасть, тогда как животные ко всему, что непривычно, что им причиняет боль или неудобство, относятся подозрительно, и недружелюбно. А надо было приучать собаку к этому через игру, веселую возню, чтобы, играя, она привыкла охотно брать и подавать в руки хозяина любой брошенный предмет. Это было первой ошибкой юных дрессировщиков. Вторая ошибка — Костя грубо покрикивал на собаку, приказывая ей держать палку, тогда как следовало разговаривать с животным весело и ласково. Нельзя без смеха читать те страницы, где юные дрессировщики принялись обучать Лобзика счету до десяти. Они тратили на это уйму времени, и все равно ничего у них не получалось; Лобзик просто не понимал, чего от него хотят. Он фыркал и, облизываясь, смотрел на сахар, а дрессировщики злились и бранили «несообразительного» пса.

Наконец в Костиной голове созрел план:

« — Я буду дрессировать тебя, — заявил он Вите, — а он пусть смотрит и учится.

— Как это ты будешь дрессировать меня? — удивился я (рассказ ведется от лица Вити Малеева).

— Очень просто. Ты становись на четвереньки и лай по-собачьи. Он посмотрит на тебя и выучится».

Долго гавкал Витя Малеев, стоя перед Лобзиком на четвереньках, долго уговаривали ребята собаку считать, выходили из себя, но дело на лад не шло. Лобзик, моргал, вилял хвостом, облизывался и... ничего не понимал.

«— Сейчас мы его раззадорим, — сказал Шишкин. Он снова положил на табурет кусок сахару и сказал: — Вот, кто первый ответит, тот и получит сахар. Ну, считайте.

— Гау! —закричал я.

— Вот молодец! — похвалил Шишкин. — А ты остолоп!

Он взял кусок сахару, медленно поднес к носу Лобзика, пронес мимо и сунул мне в рот. Я опять громко зачавкал и захрустел сахаром. Лобзик облизнулся, чихнул и смущенно затряс головой».

Однако сколько бы горе-дрессировщики ни старались воздействовать на собачье «сознание», сколько бы ни вставали для наглядности перед ней на четвереньки, какое бы количество сахара на «зависть» Лобзику ни поедали на его глазах, все равно животное осталось бы «неучем», не помоги ребятам случай. Но об этом потом, а сейчас следует сказать: начинающие дрессировщики не имели понятия, с какой стороны подойти к этому делу, с чего и как начинать; короче говоря, они не знали «секретов» дрессировки.

 

ВЫРАБОТАТЬ И ЗАКРЕПИТЬ.

 

На школьной скамье все вы знакомитесь с основами высшей нервной деятельности. Каждый восьмиклассник знает, что существуют условные и безусловные рефлексы. Действия щенка, который, едва появившись на свет, тянется к сосцам матери, носят врожденный характер. Великий Павлов такие действия назвал безусловными рефлексами. А рефлексы, которые вырабатываются у животного в борьбе за существование и обусловливаются образом жизни животного, И. П. Павлов назвал условными. Знание системы рефлексов и их взаимодействия как нельзя лучше помогут тем из вас, кто всерьез решит заняться дрессировкой четвероногих или пернатых «артистов». Ведь дрессировка — это не что иное, как выработка у животных условных рефлексов.

Во время дрессировки у животного активно действуют зрительные, слуховые, обонятельные и осязательные рецепторы. Через эти органы восприятия и передается возбуждение в кору полушарий головного мозга животного. А уже оттуда поступают сигналы-приказы мышцам к действию. В основном два сигнала-раздражителя определяют поведение животного: сигнал пищи и опасности.

Теперь вернемся к обучению Лобзика счету. Собака должна была лаем обозначать предлагаемые ей цифры: скажем, требуется цифра 3 — должна три раза гавкнуть, если нужна цифра 8 — восемь раз и т. д. Зритель, не зная условного кода, которым дрессировщик подает команду собаке, удивляется ее арифметическим способностям.

Как же обучить животное точно и безотказно реагировать на «незримые» сигналы?

Знающему дрессировщику не пришлось бы вставать на четвереньки; он начал бы с того, что заставил собаку лаять, затеяв с ней игру. Каждый раз, как только собака залает, дрессировщик угостит ее либо кусочком колбасы, либо сахаром. При этом, что особенно важно учитывать, он все время четко произносит одно и то же слово-сигнал: «Голос», «Голос», «Голос» (у каждого дрессировщика свой сигнал). Сигнал стараются выбрать с таким расчетом, чтобы в его произношении почти не участвовали губы.

Таким образом, у собаки в результате многократных повторений команды в сочетании с получением пищи вырабатывается и закрепляется условный рефлекс: реагировать лаем на голосовой сигнал.

Могут заметить: в цирке дрессировщик, предлагая собаке «решить» задачу, не произносит никакой команды. Это верно. Команды зритель «не замечает». Допустим, что дрессировщик обучил собаку отвечать лаем на голосовой сигнал: «Скажи!» или: «Ну!» В этом случае он строит фразу-обращение к собаке таким образом: «А теперь, Лобзик, сколько будет, если пять помножить на два, скажи!» или: «Ну!..» (слово-сигнал всегда ставится в конец предложения). Услышав условный код, на который у нее выработан рефлекс, собака пролает ровно десять раз и остановится. Замечу, что дрессировщик вообще может не произносить никакого слова-сигнала, и собака все равно ответит точно. В этом случае условной командой для собаки будет не звук голоса, а движение дрессировщика. Собаки необычайно чутки; они хорошо улавливают не только интонации, но и малейшие движения хозяина. Уже было сказано, что поведение животного определяется двумя основными сигналами-раздражителями: сигналом пищи и опасности. Собака во время лая нетерпеливо ждет пищевого поощрения. Она сразу же прекращает лай, как только хозяин сделает движение, чтобы дать ей «награду». Движение бывает порой совсем незаметным для зрителя, собаке же оно служит условным сигналом.

Некоторые собаки настолько хорошо улавливают сигналы своего хозяина, что могут выполнять их, даже находясь в значительном отдалении.

Группа ученых во главе с академиком Бехтеревым проводила на собаках опыты, которые могут показаться чудом. В этих опытах ученым помогал знаменитый дрессировщик В. Л. Дуров, которого Бехтерев называл проникновенным наблюдателем и знатоком жизни и поведения животных. Собака Марс получала от Дурова мысленные приказания, при этом она находилась вместе с экспериментаторами в дальней, полностью изолированной комнате. Задания, которые собака должна была выполнить, каждый раз назначали Дурову ученые. Марс точно выполнял задание; лаял столько раз, сколько внушал хозяин.

Еще более удивительным был опыт, в котором Марс, получив от Дурова мысленное внушение-приказ, принес из другой, незнакомой собаке комнаты телефонную книгу, отыскав именно ее среди большого количества других книг и вещей.

И это был не какой-нибудь фокус, а эксперимент, поставленный в строго научных целях.

Основываясь на ученье И. П. Павлова об условных рефлексах, юный дрессировщик не только найдет ключ к отгадке «секрета» любого, пусть даже самого невероятного трюка, выполняемого животным на манеже цирка, но и сможет отыскать путь к подготовке нового трюка в своем номере.

Костя Шишкин лишь после того, как директор школы объяснил ему «секрет» дрессировки, смог так хорошо обучить Лобзика арифметике, что тот как заправский артист стал выступать на школьной сцене.

 

БРАТЬЯ, А ХАРАКТЕРЫ РАЗНЫЕ.

 

Дрессировщик должен хорошо знать не только особенности породы животного, но и нрав своего ученика, ведь каждый из них наделен личным, ему одному присущим, характером.

Одни животные флегматичны, спокойны, отличаются слабой возбудимостью. Эти, как правило, труднее поддаются дрессировке; другие же, наоборот, резвы, легко возбудимы, обладают живым, подвижным нравом. Такие более способны к выучке.

Известный дрессировщик медведей Валентин Филатов рассказывает в своих на редкость интересных воспоминаниях о «сложных» характерах его первых питомцев — медведях Буркете и Дымке. Хотя эти животные были братом и сестрой, но нравы их оказались совершенно различными и отнюдь не родственными. «Дымка росла «сангвиником», Буркет — типичным «холериком»: он вечно был чем-то недоволен, зол, раздражителен. На репетиции шел неохотно. Нужно было потратить много энергии, чтобы его расшевелить, заинтересовать, привести в «творческое состояние». При малейших трудностях медведь пытался удрать.

Дымка тоже была сильной, но- обладала добрым нравом, сообразительностью и, главное, на репетициях охотно шла на всякие эксперименты».

А вот и еще два других родных брата-медведя из группы дрессировщика А. Н. Корнилова: «Сатаненок — гималайский медведь — назван так не случайно. Он быстрый, непоседливый. Хитер и свиреп. На теле Корнилова немало следов от его когтей. Его родной брат Фунтик — полная противоположность Сатаненку. Фунтик очень глуп. Лакомка вроде Тюхи. Ласков. Любит играть с людьми. На репетициях невероятно рассеян. Назавтра забыл все, чему его учили сегодня».

Наблюдая за поведением каждого своего ученика, хорошо изучив его нрав, вы сможете отыскать индивидуальный подход, «персональный ключик» к успешному воспитанию «артиста».

К примеру: у известного укротителя А. Буслаева четыре льва. Они выступают в необычной для них роли наездников на лошадях. Все четверо переходят с высоких тумб на лошадиные спины, защищенные специальным панно. Когда репетировался этот трюк, один из «наездников» ни за что не желал сидеть на панно, как его собратья. Он упорно норовил водрузить лапы на шею лошади. Что с ним ни делали, так и не смогли отвадить упрямца от его «каприза».

Пришлось считаться с индивидуальностью «актера» и сделать для него в виде исключения особые полочки на защищенной шее лошади, чтобы лапы льва не соскакивали во время ее бега.

Об этом рассказано для того, чтобы юный дрессировщик, принимаясь за обучение животного, учитывал индивидуальные особенности характера «артиста», а иногда и его «капризы».

 

ДАЖЕ ЛЯГУШКА МОЖЕТ СТАТЬ «АРТИСТКОЙ».

 

Всякое ли животное пригодно для дрессировки? Выучить можно любого зверя, но дело в том, чему и насколько быстро. Среди представителей животного мира тоже бывают более способные, как например: собаки, лошади, голуби, морские львы, попугаи, обезьяны, и менее — скажем: куры, кошки, овцы. Однако в последнее время отряд способных животных пополнился морскими млекопитающими — дельфинами. В специальных бассейнах, по сигналу дрессировщика, они проделывают головокружительные прыжки и кувырки, отличающиеся редкостной красотой.

Но и среди собак, лошадей, обезьян, способных к дрессировке, тоже могут быть отдельные неспособные экземпляры. А как же определить, стоит или нет тратить время на обучение «артиста»? Прежде всего следует разобраться, что такое «способное» или «неспособное» животное.

«Способность» животного к дрессировке определяется главным образом тем, как у него вырабатываются и закрепляются условные рефлексы.

Опытные дрессировщики довольно легко и быстро выявляют «сценические возможности» животного. Еще знакомясь с новым питомцем, скажем с собакой, они два-три раза кладут на одно и то же место кусочек сахару, до которого собаки так охочи. Если в следующую встречу собака, едва завидев этого человека, подбежит к тому самому месту, где она два раза получала сахар, значит у нее хорошо закрепляются рефлексы. Разумеется, это будет не окончательный вывод. Необходимо пристально наблюдать за «учеником» на протяжении некоторого времени, чтобы определить, есть у него способности или нет их. 03 звериную группу включаются только талантливые экземпляры;

А как долго приходится обучать «артиста» до выхода на сцену? Зависит это опять же от способностей животного и опыта дрессировщика. Вот, например, Каштанку, героиню известного рассказа А. П. Чехова, клоун-дрессировщик Жорж обучил очень быстро довольно сложным трюкам. Она вышла на манеж уже через месяц обучения. Правда, Каштан-ка занималась по три-четыре часа в день; к тому же у нее были незаурядные способности. Дрессировщик говорил, что у Каштанки «несомненный талант». А вот пример из практики замечательного клоуна-дрессировщика Анатолия Леонидовича Дурова: своего самого первого питомца, поросенка, купленного на базаре, он обучил в рекордно короткий срок. «Через две недели, — пишет Дуров, — он у меня образовался настолько, что ему можно было разрешить дебют на цирковой арене».

Каждый «ученик» по-разному овладевает цирковыми навыками. Мексиканский дрессировщик Лирпа, пожалуй, впервые в мире смог обучить даже... лягушек. Но на это у него ушло целых пять лет. В его аттракционе квакающие «артисты» состязаются в беге с барьерами на дистанцию шесть метров, в быстроте заплыва и прыжках в длину; прыгуны Лирпы показывают довольно внушительные результаты — без малого четыре метра! Синьор Лирпа рассказывает: «Дрессировка трех лягушек потребовала очень много терпения и любви к ним».

В дрессировке не может быть точных рецептов. В этом деле все решает любовь к животным, знания, терпение и умение определять способности своих «учеников».

 

СНАЧАЛА ПРИРУЧИ, А ПОТОМ УЧИ.

 

Однажды на человека, шагавшего вдоль деревенской улицы, набросилась огромная собака. Человек не побежал от разъяренного пса, а обратился к нему... с речью: И собака умолкла, раскрыв пасть. Об этом случае рассказал известный чешский писатель-сатирик К. Чапек. Свой забавный рассказ он заканчивает советом читателям, как им поступать в том случае, если они подвергнутся нападению собаки. «Человеку гораздо более пристало вступить с этой самой шавкой в переговоры, ведь могущество речи и разума действует магически».

Все животные очень восприимчивы к тону человеческого голоса. Зная это, дрессировщики начинают «знакомство» со своими питомцами с... разговора. Здесь, собственно, и начинается дрессировка; будь то лев — царь зверей — или белая мышь, дрессировщик каждый день проводит по нескольку часов перед их клетками и ровным, ласковым голосом «беседует» с будущими «партнерами».

Это первый этап дрессировки — приручение животного. Попутно происходит знакомство четвероногих «артистов» зоологической труппы между собой. Цирковым дрессировщикам не составляет труда сдружить даже вековечных врагов: лису с петухом, кошку с мышами. Как же это удается? Самое простое — растить детенышей враждующих пород вместе, в одном помещении. Ну, а если требуется создать «мирное сосуществование» животных уже во взрослом состоянии, тогда начинают со специального подбора животных по свойствам характеров. Если, например, это петух и лиса, то петуха в партнеры лисе стараются подобрать позадиристей, повоинственней, такого, который сумеет в случае чего постоять за себя. А лисичку, наоборот, кроткого нрава. Будущих друзей помещают в одну клетку, разделенную надвое. Постепенно квартиранты привыкают к такому соседству. Кормят их в одно и то же время, но, разумеется, в разных кормушках. Мало-помалу кормушки приближают к разделяющей их черте — проволочной выдвижной перегородке. И вот, наконец, у них общая кормушка, но «жилплощадь» пока что отдельная. Враги привыкают к тому, что ни один из них не посягает на еду другого, и перестают опасаться друг друга. Ну, а если вековой инстинкт хищника все-таки возьмет свое и лиса предпримет агрессивную попытку, тогда храбрый петух, привыкнув не бояться соседки, раз и навсегда отвадит ее от подобных нападений.

 

ЧЕТВЕРОНОГИЕ АРТИСТЫ.

 

Собака издавна считается другом человека. Она первой среди животных приручена нашими далекими предками. Едва ли какое другое животное привязано и предано человеку так, как собака. Этот надежный помощник человека сторожит дом, помогает охранять границы, отыскивает правонарушителей, пасет стада, на Дальнем Севере собаки заменяют троллейбусы и такси. Особенно ценны служебные собаки: санитары, связисты, миноискатели. Во время Великой Отечественной войны специально выдрессированные собаки отважно подрывали танки и поезда противника.

В последнее время область применения собак расширилась: появились собаки-космонавты, проложившие путь человеку к звездам. Знаменитые Белка, Стрелка, Чернушка прославились на весь мир. А это далось им не так просто. Четвероногие пионеры космоса прошли в научных лабораториях серьезную, школу воспитания и закалки.

Но собаки-миноискатели и космонавты — это представители молодых «профессий».

А вот профессия собак-артистов существует с незапамятных времен. Умело выдрессированные собаки — «математики», «акробаты», «танцоры», заядлые «футболисты» — издавна радуют зрителей своими невероятными трюками.

Существует большое количество пород собак — свыше трехсот. Однако как наиболее «одаренные цирковые артисты» проявили себя не родовитые, чистых кровей собаки, а самые простые дворняжки, так называемые беспородные собаки. И пусть ни одна из них не выставлялась на ежегодных собачьих смотрах, и пусть ни единая не может похвастаться медалью за экстерьер, все же именно они, как показала многовековая практика, проявили себя наиболее пригодными к нелегкой цирковой карьере. Характерно, что и для полетов в космос самыми подходящими оказались беспородные собаки, что объясняется их выносливостью, выработанной суровыми условиями «уличной» жизни — качеством, передаваемым от поколения к поколению. На манеже эти собаки способны блистать самыми удивительными трюками, вплоть до таких сложных, как сальто-мортале или стойка на одной лапе.

О собаках можно рассказывать без конца. Замечу только, что дрессированные собаки, чьи возможности прямо-таки неисчерпаемы, могут стать настоящим украшением любительского цирка.

 

ПЕРВЫЙ УРОК.

 

Допустим, что вы уже хорошо приручили собаку. И вот первый «урок». Звериному учителю необходимо тщательно готовиться к каждому занятию. Вы обязаны хорошо продумать весь ход своего урока и твердо знать, чего вы намерены сегодня добиться от своего ученика и как вы к этому подойдете.

Начиная урок, следует раньше всего создать необходимые условия. Это очень важно, и вот почему: дрессировщику во время занятия трудно удерживать устойчивое внимание своего питомца. Все животные необычайно чувствительны к малейшим раздражителям: даже мелькнувшая по стене тень рассеивает внимание «ученика», выводит его из «рабочего состояния».

Итак, сегодня вы намерены начать готовить с собакой один из любопытных трюков: «да» и «нет». На ваши вопросы собака должна отвечать кивком головы — утвердительно или отрицательно.

Как же научить собаку «отвечать» на вопросы? Само собой разумеется, что животное не понимает, да и никогда не поймет, смысла вопроса. «Отвечает» оно лишь на ваш сигнал-команду. Значит, нужно выработать у него условный рефлекс на слуховой раздражитель-сигнал. В данном случае этим сигналом будет определенно звучащее слово, предположим «отвечай».

Держа в руке крошечный кусочек колбасы, вы начинаете водить им перед мордой собаки, сидящей на возвышении. Водить следует только в вертикальном направлении: вверх-вниз. При этом нужно неустанно повторять звуковой сигнал: «отвечай», «отвечай», «отвечай».

И никаких других звуков и жестов.

Каждое движение ее головы вверх поощряется лакомством. Вниз также.

Но вот, наконец, собака «поняла», что от нее требуется, и стала безотказно «кивать» уже не на движение руки, а только на голосовой сигнал «отвечай». Это значит, что у нее уже выработан и закреплен условный рефлекс.

Теперь можно приступать к тренировке другого движения— отрицательного кивка. Естественно,' что в этом случае движение будет другим — горизонтальным; другим должен быть и звуковой сигнал-раздражитель, допустим: «скажи». Прием тренировки тот же.

Этот трюк можно считать отрепетированным тогда, когда на оба сигнала собака станет «отвечать» безотказно и вразбивку.

Так же водя перед носом животного лакомством, одновременно со звуковым сигналом отрабатываются и другие трюки: «хождение собаки на задних лапах»,, «пируэты», «змейка» «хождение между ногами дрессировщика» (рис. 126) и даже забавный трюк «по секрету», когда собака как бы «шепчет» дрессировщику что-то на ухо (рис. 127).

Рис. 126. Рис. 127.

 

ПУТЬ К СЕРДЦУ СЛОНА И ГОЛУБЯ.

 

Когда мы видим, как весело и непринужденно выполняют на манеже четвероногие артисты свои трюки, кажется, что все это они проделывают для собственного удовольствия, без принуждения. Хорошо живется у такого артиста-дрессировщика животным: выглядят они жизнерадостными, опрятными, охотно рвутся показать все, чему обучены. Такое выступление четвероногих артистов доставляет зрителям радость и говорит о любви дрессировщика к животным, о его ласковом обращении со своими питомцами.

Клоун-дрессировщик Жорж, по описанию А. П. Чехова, именно так обращался со своими четвероногими «партнерами». Вот почему Каштанка, попав к нему в труппу, училась «очень охотно и была довольна своими успехами; беганье с высунутым языком на корде, прыганье в обруч и езда на старом Федоре Тимофеевиче доставляли ей величайшее наслаждение. Всякий удавшийся фокус она сопровождала звонким восторженным лаем».

«Приучить животное к доброй, ласковой руке дрессировщика — значит открыть «путь к сердцу» слона и голубя, кенгуру и лисы, верблюда, морского льва, петуха и обезьяны», — говорит талантливый советский дрессировщик народный артист республики Владимир Дуров. Лучшие мастера дрессировки животных избирают именно этот путь в своей работе.

К сожалению, иногда приходится наблюдать и другое: выводит дрессировщик на манеж свою зоологическую труппу, и сразу видно — животные понурые, забитые, нехотя, с оглядкой выполняют свои трюки; дрессировщик груб, нетерпеливо понукает «артистов», щиплет и колет их. Как отталкивающа такая «дрессировка»! У зрителя появляется чувство досады и протеста, о чем иногда свидетельствуют их письма и отзывы.

Юный дрессировщик, решивший взяться за увлекательное дело — воспитание животных, должен запастись терпением и выдержкой. Ласковая рука и доброе слово сильнее хлыста и палки. Открывая «звериную школу», стань другом своим «ученикам».

Олег Попов, клоун, которого знает весь мир, постоянно дрессирующий для своих выступлений различных животных: собак, свиней, петухов — пишет: «Без любви к животному нельзя достигнуть в нашем искусстве заметного успеха. Мои питомцы очень чутки к тому, как я обращаюсь с ними. На добро они отвечают также добром». И далее Попов высказывает очень ценную мысль: «Хотя учу животных я, но они сами кое-чему научили и меня. С их помощью я воспитал в себе два необходимых качества: терпение и любовь к зверям».

 

СТРОГО ПО ЧАСАМ

 

Среди описания приключений Малеева и Шишкина с Лобзиком есть еще один весьма поучительный эпизод: когда Лобзик стал уже достаточно подготовленным в арифметике, ребята решили потренировать пса перед выступлением, чтобы он не боялся зрителей. Здесь юные дрессировщики рассчитали правильно. Такие публичные выступления, или, говоря языком автомобилистов, «обкатка», нужны животному.

Однако вот что из этого получилось: Лобзик отлично выступил в одном доме перед друзьями дрессировщиков; потом его привели в другой дом, в третий. И всюду пес получал обильное угощение. А когда наступил момент ответственного выступления. Лобзик сначала перепутал все цифры, а затем и вообще отказался отвечать. Посрамленные дрессировщики с позором удалились восвояси.

Как относится дрессировщик к своим «ученикам», не скроется от глаз зрителей. Это чувствуется по тому, как он приглашает животных на трюк, как отдает приказания, как поощряет, даже по тому, как он смотрит на своих питомцев.

Что же случилось с собакой? Устала? Нет. Просто ребята обкормили животное. Пища больше уже не стала условным раздражителем, желанным поощрением. Поэтому на «пресыщенного» Лобзика совсем не действовали приманки.

Этот случай заставляет сделать вывод о необходимости строгого режима как в выступлениях, так и в тренировке. Нельзя, скажем, сегодня начать репетировать в 10 часов утра, а завтра в 12.

Ученые поставили много опытов и установили, что строгое соблюдение режима наилучшим образом способствует закреплению у животного условных рефлексов.

 

ТЕРПЕЛИВО СО СТУПЕНЬКИ НА СТУПЕНЬКУ.

 

Научить собаку или гуся прыгать в обруч — дело нехитрое. Куда труднее это сделать, если обруч обтянут бумагой. Репетиции начинаются с того, что животное или птицу приучают с помощью приманки просто проходить сквозь обручи. Затем обруч чуть приподнимают от земли раз от разу все выше и выше. За каждый удачный прыжок «ученика» поощрят лакомством. Но вот прыжок в обруч освоен. Можно двигаться дальше. И так же терпеливо, строго по частям. На внутренний ободок наклеивается узкая полоска бумаги. Постепенно, от прыжка к прыжку, полоска наклеиваемой бумаги становится шире, круг сужается.

Наконец наступает момент, самый трудный для дрессировщика, когда кольцо смыкается. Животное, которое научилось прыгать в кольцо с отверстием не более пятака, упорно останавливается перед сплошным кругом. Ни приказания, ни приманка не действуют. В этом случае приходится самому прорывать бумагу о морду животного и проносить обруч. Мало того, что бумага выбирается тонкой, ее еще и увлажняют, чтобы касание было мягким, не пугающим животное и не причиняющим ему раздражения.

Если и эта мера не приносит результата, тогда «ученика» помещают в опрокинутый бочонок, а отверстие закрывают обручем, сплошь заклеенным влажной бумагой. Дрессировщик ласково приманивает собаку, и в конце концов она прорывает преграду и получает лакомое вознаграждение. Много раз придется проделать это, прежде чем животное станет охотно прыгать в обтянутый бумагой обруч.

Из этого примера можно вывести следующее: в дрессировке каждый трюк должен расчленяться на отдельные части. Никакому животному не под силу охватить задание целиком. Дрессировать — это, во-первых, добиваться трюка, отрабатывая его по частям, то есть по отдельным деталям; во-вторых, научиться еще до репетиции расчленять трюк на отдельные, хорошо продуманные элементы. И, в-третьих, не предлагать «ученику» до полного освоения им одной конкретной задачи никаких других.

 

СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ...

 

Работа с животными требует повышенного внимания и предусмотрительности. Нередко какая-нибудь мелочь способна свести на нет всю работу. Будучи начинающим артистом, я разучивал трюки с «наказанной собакой». В этой традиционной, очень забавной цирковой сценке роль «наказанной» обычно поручается четвероногой «артистке» с комичной внешностью. Наказывают ее или «за подсказку» при решении задачи, или за какую-либо другую провинность. Дрессировщик, стыдя и отчитывая проштрафившуюся шавку, сажает ее в ящик: «Посиди-ка в темноте и подумай, как следует себя вести... А другие будут сейчас обедать». Дрессировщик накрывает на стол. Выясняется, что нет соли. Он удаляется за кулисы. Все собаки терпеливо ждут, а наказанная вылезает из ящика, без смущения съедает содержимое тарелки и, впрыгнув в ящик, поспешно закрывает за собой крышку.

По возвращении дрессировщик обнаруживает пустую тарелку. «Кто из вас съел?.. Может быть, ты? Или ты?»—спрашивает он. Собаки отрицательно машут головами. Он снова кладет в тарелку еду и удаляется за кулисы. Повторяется та же картина. Дрессировщик, желая выяснить, чья это проделка, делает вид, что уходит, а сам прячется. И в тот момент, когда проказница, выбравшись из ящика, снова подбирается к еде, дрессировщик застает ее с поличным.

Эту-то веселую сценку я и стал репетировать со своим Бубликом. В дрессировке, как уже говорилось, все трюки репетируются по частям. Когда очередь дошла до выработки навыка — закрыть крышку, я воспользовался обычным в этих случаях приемом, который называется «поноской». Дрессировщики часто пользуются им при создании различных трюков.

Собаку, которая обучена безотказно брать в зубы любой предмет и подавать его дрессировщику, не трудно заставить вывезти на манеж пушку и произвести из нее салют, позвонить в колокол, закрыть калитку.

Рис. 128.

Рис. 129.

Следует лишь привязать к этим предметам знакомую собаке «поноску» и подать команду.

Бублик хорошо овладел этим приемом. К крышке ящика я прибил «поноску» — кусочек ремня. По команде Бублик впрыгнул в ящик. Теперь следовало привлечь его внимание к «поноске» и подать новую команду. Такой командой у меня было слово «давай». Услышав ее, Бублик потянул за ремень, крышка опустилась и больно ударила собаку. Бублик взвыл и стремглав убежал. После этого пес ни за что не желал не только что тянуть крышку ящика, но даже видеть его не мог. А стоило всего-навсего в тот момент, когда Бублик потянул за ремень, придержать крышку и мягко опустить ее, как все было бы в порядке и у собаки выработался бы еще один условный рефлекс — пригибание.

В каждом случае, где имеется угроза боли для животного, дрессировщик должен предусмотреть ее заранее и уберечь от нее своего питомца. Даже звук внезапного выстрела, раздавшегося рядом, или резкий звон может травмировать животное. Придется потратить много времени и энергии, чтобы оно снова пожелало включиться в работу.

Вот почему ко всяким резким звукам, в том числе и к аплодисментам, животное подготавливают исподволь.

Болевые ощущения надолго закрепляются в памяти животных. Именно на этом принципе основана дрессировка, именуемая «болевой» или «жестокой», применяемая в западной школе дрессировки.

 

УХО, РАЗЛИЧАЮЩЕЕ УЛЬТРАЗВУКИ.

 

Историю с Бубликом я рассказал одному мальчику. Он внимательно выслушал меня и спросил: «А как Бублик узнавал, что вы ушли, — подглядывал?» Нет, в ящике не было никаких отверстий, не приподнимал он и крышку, чтобы удостовериться — ушел ли хозяин.

Тогда и в самом деле как же пес определял: пора ему вылезать или нет?

Секрет прост. Собаки наделены необычайно тонким слухом и обонянием. Они способны улавливать ультразвуки, неслышимые человеческим ухом. Бублик на слух устанавливал момент моего ухода. Именно на этом свойстве собак построено в цирке немало других удивительных номеров. Например: дрессировщик раскладывает по кругу разноцветные картонки и обращается к зрителям: «Прошу назвать любой цвет, и моя собака определит его. «Голубой!» — выкрикивают зрители. И собака действительно подходит н точно берет зубами картонку с заданным цветом.

Этот номер вызывает всегда много разговоров среди зрителей. Одни уверяют, что они где-то читали, будто у собак можно развить чувство восприятия цвета, другие, наоборот, утверждают — собаки невосприимчивы к цвету, третьи — что цвета выкрикивают свои люди, специально рассаженные среди зрителей. Словом, разговоры разноречивы. На самом же деле различать цвета собака не может. Все дело в сигнале, который подает ей дрессировщик в тот самый момент, когда она окажется рядом с картонкой нужного цвета. Зрители этого сигнала не слышат. Он очень тих (у некоторых дрессировщиков это щелчок ногтя о ноготь), но чуткое ухо «артиста» улавливает его. Для собаки этот сигнал означает «возьми» — она поднимает с земли картонку и вручает хозяину. А у зрителей создается впечатление, что животное само, без подсказки определяет цвет.

О том, сколь тонок у собак слух, говорит такой любопытный факт: в дореволюционном цирке артисты, борясь за существование, нередко устраивали друг другу подвохи; чтобы сорвать номер своего конкурента, они, выведав секрет дрессировщика, пытались подавать собакам ложные сигналы не в тот момент, когда нужно. Подвох не удавался: собаки безошибочно различали фальшь.

Умело используя тонкий слух четвероногих «артистов», юный дрессировщик сможет создать много интересных трюков.

 

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ КОНТРОЛЕРЫ

 

Существует мнение, будто птицы плохо поддаются дрессировке. Это неверно. Многие породы птиц с давних пор верно служат человеку. Специально выдрессированные ловчие соколы отлично помогают охотникам промышлять дичь; во Вьетнаме на реке Красной я видел птиц, похожих на бакланов, которые удачливо и ловко охотились на рыбу. Птицы-рыболовы то и дело приносили ее в клюве своему хозяину, сидящему в лодке. Хитрый рыбак производил неравноценную мену с пернатыми работниками: крупную рыбу забирал себе, а их оделял мелкой рыбешкой.

Дрессированные голуби исправно несут почтовую службу. А в самое последнее время человек, используя природные свойства голубей, заставил их проделывать работу, кажущуюся невероятной, фантастической.

...В одной лаборатории рабочие, собирающие электронные детали, к концу дня из-за напряжения и усталости пропускали бракованные детали. Инженеры испытывали от этого большие неудобства. Испробовали несколько систем детекторных устройств, и все безрезультатно. Тогда инженерам посоветовали прибегнуть к посредству... голубей, применив их в качестве контролеров. Ученые остроумно использовали их способность безостановочно клевать.

Пернатые контролеры великолепно справлялись со своими обязанностями. «Чтобы воспитать голубя-контролера, требуется от пятидесяти до восьмидесяти часов. Начинают с того, что показывают ему явно бракованные детали и постепенно приучают зоркую птицу узнавать все менее и менее заметные дефекты».

Птицы хорошо зарекомендовали себя и как цирковые «артисты». Голуби, попугаи, пеликаны, гуси, павлины, петухи— вот далеко не полный перечень представителей пернатого мира, с успехом выступающих на манеже.

Правда, приступая к работе с птицами, юный дрессировщик должен помнить, что не из всякой получится «артистка». В этом деле также нужен отбор.

Какие же трюки может подготовить и показать юный дрессировщик на любительской арене? Возьмем, к примеру, гуся, казалось бы на что немудрящая птица, а и он в цирке при наличии у дрессировщика умения, ласки и выдержки способен овладеть довольно сложными трюками. Дрессированный гусь, как о том свидетельствует большой любитель циркового искусства А. П. Чехов, был обучен делать реверанс, при этом он вытягивал шею, кивал в разные стороны и шаркал лапой. Кроме того, гусь мог звонить в колокол, стрелять из пистолета и даже «умирать», то есть ложиться. Гусь освоил прыжки через барьеры и сквозь обруч, а кроме того, вставал на дыбы — иначе говоря, сидя на хвосте, махал лапами. Помимо этого, гусь участвовал в «египетской пирамиде»: по команде своего воспитателя он вскакивал на спину свинье, а ему на спину взгромождался кот. Вряд ли кто станет оспаривать, что для гуся это довольно солидные познания.

Не меньше способностей проявляют и домашние голуби. Они легко приручаются; им доступны почти все трюки из репертуара гуся-артиста и многое другое.

Если голубя сдружить с кошкой, а потом регулярно кормить его на... кошачьей голове, то через неделю-другую крылатый «артист» станет подлетать и, к радости юного зрителя, спокойно «приземляться» на столь необычной посадочной площадке.

Рис. 130.

Дрессировщику следует лишь позаботиться, чтобы шапочка-площадка была удобной для кошки. Эти животные почему-то весьма неохотно соглашаются надевать какие-либо головные уборы и одежды. Такой же посадочной площадкой, но уже не для одного голубя, а для целой «эскадрильи» их, может стать и собачья спина, укрытая попонкой.

С помощью вкусового поощрения хорошо прирученных голубей не сложно обучить вращаться на оригинальных качелях.

Рис. 131. Рис. 132.

Вместо качелей дрессировщик может держать шар, по которому будет двигаться голубь.

А какой впечатляющей может стать концовка номера юного дрессировщика, если заключительный аккорд произведет пятерка белых голубей! Прилетев один за другим и усевшись рядком, они могут образовать слово «к о н е ц».

Этот оригинальный трюк, так же как и все другие, репетируется по частям. Сначала с помощью корма голубя приучают сидеть на маленькой жердочке, которую птичий учитель держит в руке. Далее его приучают с небольшого расстояния подлетать и садиться на эту жердочку.

Рис. 133

Со временем дистанция полета удлиняется. И, наконец, последняя фаза — приучить пернатого «актера» летать с грузом. Здесь также нужна постепенность: груз, подвешенный к нитяной петле и надетый на шею голубя, первое время должен быть совсем небольшим и по размерам и по весу. Раз от разу он увеличивается. Когда птица совсем привыкнет держать на шее обтянутый капроном проволочный круг величиной с блюдце, следует добиться от нее того, чтобы, вылетая из-за кулис с грузом, она «приземлялась» на жердочку в руке дрессировщика (голубей выпускает помощник).

Жердочки, в количестве пяти, должны быть сделаны так, чтобы могли вставляться одна в другую. Они находятся в кармане дрессировщика или в специальной сумке, висящей через плечо. Держа первую жердочку над головой, дрессировщик принимает сначала голубя с буквой «Ц». Переместив эту жердочку с птицей в правую руку, он достает следующую и принимает голубя с буквой «Е». Теперь он должен осторожно воткнуть вторую жердочку в отверстие первой. Таким образом, у дрессировщика в правой руке — это важно запомнить — окажется «написанным» слог «ЕЦ», очередь за третьей буквой.

Далее все повторяется в таком же порядке вплоть до пятой буквы, пока не будет составлено слово «КОНЕЦ», возникающее вроде финальной надписи в мультипликационном фильме.

Рис. 134.

 

НЕВЕРОЯТНОЕ СОСТЯЗАНИЕ В БЕГЕ ПО КАНАТУ.

 

Помните сказку про юношу-крысолова, который вывел из города всех крыс и мышей? На сюжет этой сказки дедушка Дуров создал чудесную пантомиму с дрессированными крысами и мышами. Он играл на дудочке, и к нему изо всех выходов устремлялось великое множество остромордых «артистов». Они забирались по его одежде на плечи, на голову, на дудочку. Сплошь облепленный ими, Дуров под шумные аплодисменты зрителей уходил с манежа.

Дрессировщики считают крыс способными «артистами». С давних пор эти чистоплотные и понятливые животные участвуют в цирковых представлениях. То они исполняют роль воздухоплавателей, взбираясь по канату в гондолу воздушного шара, то появляются в роли мукомолов, перетаскивая на мельницу мешки с мукой, а то становятся заправскими матросами, ловко лазая по снастям, вращая штурвальное колесо, поднимая флаг; а когда судно претерпевает кораблекрушение, они первыми, как и положено, покидают его.

В звериной школе дрессировщика-любителя эти юркие зверьки могут занять видное место. Труппу таких «артистов» несложно содержать. Из них куда проще, чем, скажем, из кошек или собак, делать выбор способных экземпляров.

Даже такие немудрящие номера, как еда крыс и мышей из одной тарелки с кошкой или восхождение мышей-альпинистов на голову кота, были бы интересны зрителям.

Рис. 135.

Эти номера сможет сравнительно быстро подготовить каждый юный дрессировщик. Нужно только помнить, что приступать к их освоению можно лишь с животными, которые уже приучены друг к другу. Поэтому в первую очередь следует воспитать у кошки терпимое отношение к ее партнерам. Нужно также предусмотреть острые коготки «альпинистов» и позаботиться, чтобы шапочка на кошке, а также попонка были достаточно плотными и удобными. Шапочка должна быть соединена с попонкой матерчатой перемычкой: по ней «альпинисты» взбираются на пик — кошачью голову. Но еще более эффектен номер — «состязание крыс в беге». Вот как проводится этот необычный кросс. Двое, трое, четверо — количество не ограничено — помощников дрессировщика (помощниками могут быть и зрители, приглашенные из зала, это даже эффектнее) держат концы толстой веревки, обвитой бинтом. Длина веревок от 3 до 10 метров. Это трасса пробега. Каждая веревка вторым концом прикрепляется к отдельному колышку с небольшой площадкой наверху. Одной рукой каждый помощник держит канат, туго натянув его, а другой, на которую надета рукавичка, — усатого бегуна (в том случае, если помощники вызываются из зрительного зала, дрессировщик или ведущий программу должен объяснить, что помощником может быть только тот, кто любит животных, что крысы отличаются большой чистоплотностью).

Каждый бегун имеет свой номер. Давая старт, дрессировщик стреляет из пистолета, помощники одновременно отпускают бегунов, и они — каждый по своей трассе-канату — устремляются к финишу. Добежав до конца веревки, состязающиеся должны еще взобраться по колышку на венчающую его площадочку. Тот, кто достигнет площадки первым, и будет победителем. Клоуны в этих состязаниях принимают самое активное участие. Какие большие возможности открываются здесь для их фантазии и юмора! Каждый из комиков «болеет» за своего «бегуна»; затевается спор, какой номер окажется победителем. Во время кросса комики горячо подбадривают своих фаворитов. Забавно переживают проигрыш и, наоборот, ликуют по поводу победы.

Рис. 136.

Заканчивается это необычайное состязание тем, что победителю кросса клоуны с комической торжественностью вручают какой-либо остроумный приз.

Подготовка этого состязания осуществляется также по частям и также в своей основе имеет выработку условного рефлекса — двигаться вперед к заданному месту для получения пищи. Сначала следует приучить крыс или мышей двигаться за рукой, держащей лакомую пищу (кусочки колбасы), по любой поверхности, включая толстую веревку и вертикальные колышки. Именно в это время происходит отбор способных «бегунов» и отсев непригодных.

Следующая ступень в тренировке «бегунов» — приучить их устремляться к лакомой пище, помещенной на некотором отдалении; но уже не за рукой дрессировщика, а самостоятельно. Мало-помалу дистанция пробега увеличивается.

Настанет день, когда первый усач самостоятельно пройдет всю дистанцию. После этого лишь нужно «подтянуть» остальных «бегунов» и приучить их к шуму, которым неизбежно сопровождается это на редкость увлекательное состязание.

 

КОГТИСТЫЕ НАЕЗДНИЦЫ.

 

Кошки хотя и не так талантливы, как голуби и собаки, но и они могут стать стоящими артистами цирка во дворе. Без особого труда осваивают кошки такие трюки, как «хождение между колышками и по колышкам».

Рис. 137.

Довольно быстро их можно научить передвигаться между ногами шагающего дрессировщика, прыгать в обруч, выступать в содружестве с мышами.

Если в зоологической труппе имеется крупный пес (овчарка, дог, легавая, лайка или охотничья собака), то можно подготовить с ними очень интересный номер — «кошка-наездница». Для этого кошку, которая находится в дружбе с собакой, постепенно приучают сидеть на специальной попонке, прикрепленной к собачьей спине. Следует сразу же сказать — трюк этот не из легких. Если пес сравнительно быстро осваивается с ролью «скакуна», то кошка не раз покажет свои когти, пока смирится с положением «седока». Не мало придется потратить труда, чтобы приучить ее не удирать сломя голову, едва вы отпустите руки. На строптивую «наездницу» приходится надевать особую шлейку и четырьмя поводками прикреплять к попонке собаки. (К такому приему в дрессировке прибегают часто.)

Теперь нужно, держа за поводок, приучить собаку двигаться со своим фыркающим седоком. После этого остается немногое: заставить собаку без поводка бегать по кругу и прыгать через барьеры. Новое препятствие возникнет, когда станете «скакуна» обучать трюку, которым завершается этот номер, — вставанию на задние лапы.

Рис. 138.

Кошке в этот момент, по-видимому, кажется, что сейчас она свалится, поэтому животное снова начинает изо всех сил вырываться, делая отчаянные попытки сбежать. Но вы, ласково уговаривая, удерживайте ее, поощряя вкусной едой. В конце концов и это препятствие будет преодолено. Зато как эффектен такой номер, сколько радости доставит он зрителям!

Но вот что случилось, когда я начал репетировать номер «кошка-наездница». Едва я сажал «седока» на спину «коня», как с моим Спидом творилось что-то невообразимое: он начинал отчаянно нервничать, лаял и кусался. Долго не мог я понять, в чем дело, почему собака, давно уже приученная к обществу кошки, находящаяся даже в дружбе с ней, свирепеет, едва только приятельницу-кошку поместят ей на спину. И, наконец, уразумел: кошка, не желая того, впивалась в своего друга длинными острыми когтями.

Об этом случае я рассказал с тем, чтобы вы не повторили моей ошибки и, приступая к осуществлению этого номера, учли: попонка на собаке должна надежно предохранять ее от когтей «наездницы».

 

АРТИСТЫ-ДВОЙНИКИ И МИЛИЦЕЙСКАЯ ФУРАЖКА.

 

Афиши оповещали «Только у нас. Впервые в мире. Чудо природы. Дрессированный слон-лилипут. Спешите видеть». Публика заполняла цирк, и под торжественный марш чудо природы появлялось на манеже. Слон действительно обладал карликовым ростом. Он стоял на задних ногах, кружился, шагал в такт музыки и кланялся.

На самом же деле это было не что иное, как ловкий трюк, к которому в старом провинциальном цирке прибегали, чтобы поправить пошатнувшиеся дела. Специально выдрессированная собака облачалась в хорошо сшитую слоновую шкуру и маску, и это многих вводило в заблуждение.

Позднее трюк с преображением одних животных в других перешел к комикам-дрессировщикам. С большим успехом стали они показывать забавные сценки, в которых дрессированных собак преображали то в игрушечных лошадок, то в заводных слоников.

Это придает «артистам» еще большую выразительность, делает их выступление более впечатляющим.

На манеже стали обычными четвероногие санитары, появляющиеся в белых халатах; вывозящая детскую коляску шавка-няня, одетая в длиннополое платье и платок; обезьяны-стиляги в наимоднейших рубахах и брюках-дудочках.

Рис. 139. Рис. 140

А кто не видел собаку-балерину, вальсирующую на задних лапах в пестром сарафане, и ее партнера, облаченного в широченные штаны, спадающие с него во время азартной присядки?!

Иногда на животное надевают не полный костюм, а только часть, скажем трусы или головной убор. Именно в таком виде и появляется на манеже дуровский слон-милиционер: на голове — огромная форменная фуражка, сбоку — гигантская кобура. Под хохот зрителей он уводит осла-нарушителя в отделение.

Кроме костюмировки, дрессировщики часто пользуются и другими приемами. Вот уже несколько поколений зрителей восхищает знаменитая дуровская железная дорога. Среди большого количества ее участников зрителей неизменно удивляет необычайно расторопный «носильщик». В этой роли выступает белый африканский хорек. Подхватив зубами багаж пассажиров, он поспешно уносит его в вагон и вот уже снова пулей несется за следующим. Сверхбыстрая работа «носильщика» чем-то напоминает демонстрацию старинного кинофильма, когда герои с необыкновенной быстротой носились по экрану. «Секрет» проворства объясняется просто: у Дурова не один, а целых четыре, похожих друг на друга «носильщика» — едва скроется один, как уже мчится второй; у зрителя же создается впечатление, что это все тот же самый зверек.

Остроумная подмена животных-«артистов», преображение их или костюмировка — все это выразительные средства дрессировки. Умелое пользование ими способно сделать номер любителя-дрессировщика еще более интересным.

 

ЖИВОТНЫЕ ПОМОГАЮТ ОБЛИЧАТЬ НЕДОСТАТКИ.

 

До революции в России выходила газета «Московский листок». Газета имела крайне консервативное направление и читалась главным образом махровыми реакционерами. Их «свинское пристрастие» и решил осмеять замечательный сатирик дрессировщик А. Л. Дуров. Он изобретательно использовал неприязнь свиней к некоторым острым запахам, например, к скипидару. Стоит приблизить к морде свиньи предмет, смоченный в скипидаре, как она тотчас отвернется от него. Дуров подносил к своей хавронье различные газеты, ни одна из них не была свинье по вкусу, она отворачивала рыло и, лишь завидев в руках хозяина «Московский листок», восторженно взвизгивала и с хрюканьем начинала торопливо водить пятачком по строкам (в газете были спрятаны кусочки лакомой пищи). Дуров сопровождал это действие уничтожающей репликой: «Все газеты существуют для людей, а «Московский листок» — вот!» — и он широким выразительным жестом указывал на свинью.

Обличительная сатира во все времена была основой выступлений дрессировщиков, от бродячих скоморошьих ватаг с их учеными медведями и до сегодняшних дней. Еще наши предки знали, что говорить о недостатках людей на языке басенного иносказания, через образ того или иного животного, можно гораздо острее, нежели впрямую. Такой разговор обладает огромными сатирическими возможностями. Сколько метких выражений, связанных с животными, вошло в нашу жизнь — про грубияна говорят: «облаял, как собака»; про болтуна: «брешет, как пес»; о лжеце: «врет, как сивый мерин»; упрямца называют «ослом», хама — «свиньей», подлизу — «лисой». Таких примеров можно привести много. Важнее, однако, подчеркнуть другое, что язык иносказания способен порой нести в себе сатирический заряд огромной силы. Во время войны с фашизмом клоун-сатирик Карандаш исполнял вместе со своей дрессированной собакой Пушком сатирическую .сценку, которая имела большой общественный резонанс. «Пушок вспрыгивал на трибуну, опираясь на нее передними лапами, как кладут руки докладчики, и принимался лаять. Лаял он яростно, безостановочно, — видно, это ему очень нравилось: лаял так азартно, что нередко из пасти его выступала пена. Оторвать его от микрофона было трудно». В заключение Карандаш, приблизившись к микрофону, объявлял: «Речь министра пропаганды Геббельса окончена». Такая неожиданная реплика сразу придавала всему действию необычайную сатирическую заостренность, нацеленную на хвастливых фашистских пустобрехов. С того времени черного лохматого Пушка зрители иначе как «Геббельсом» не называли.

Собаки наиболее часто встречаются в любительском цирке. Эти смышленые артисты обладают многими природными свойствами, которые без особого труда могут быть использованы при создании сатирических сценок. Собаки умеют забавно скулить, едва заслышат протяжную мелодию; собаки могут выслуживаться перед кем-то, вставая на задние лапы и виляя хвостом; могут исполнять роль подхалима (лизать чьи-то сапоги); собака своим лаем может осмеять какого-то грубияна или болтуна; может, подобно дуровской свинье, отворачиваться, допустим, от учебника и жадно «читать» детектив, а может с остервенением разрывать в клочья неугодные ей предметы (у Дурова собаки в роли хищных империалистов терзали карту Европы). Сатира может быть на бытовые недостатки и на темы международной политики.

Словом, «актерские» возможности животных неисчерпаемы. Они могут не только забавлять, радовать, вызывать удивление, но и поучать, успешно помогая обличительным смехом искоренять недостатки.

* * *

В искусстве дрессировки нет точных рецептов. Для учителей звериной школы не создано ни грамматик, ни задачников. Каждому дрессировщику все задачи приходится составлять и решать самому. Однако из анализа практики наших лучших мастеров дрессировки можно вывести некоторые общие правила. Вот они;

1. Прежде всего приручите к себе животное, непременно сами кормите и ухаживайте за ним. Будьте внимательны к состоянию его здоровья.

2. Хорошо изучите его характер, привычки, природные возможности.

3. Детально продумайте каждый «урок».

4. Основа дрессировки — работа «по частям». Не добивайтесь от животного выполнения всего трюка сразу.

5. Занятие проводите до кормления животного. Режим выдачи корма и тренировки должен быть всегда твердым.

6. Будьте настойчивы и терпеливы. Не бейте животное и не кричите на него. В общении с животным будьте ровными. В случае неудач не злитесь и не нервничайте, это сразу же передастся вашим «ученикам».

Дрессировка животных — необычайно увлекательное и вместе с тем хлопотливое дело. Оно не терпит половинчатого к себе отношения. Его нельзя делать кое-как, между прочим. Ему нужно отдаться всерьез. Или совсем не следует браться за него. И прав Витя Малеев, который после совместного с Костей воспитания Лобзика пришел к такому выводу: «В первую очередь нужно самому учиться, а потом уже можно учить собак».


ЕСЛИ ТЫ ВЕСЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК

(ИСКУССТВО КЛОУНАДЫ)

 

Кому как, а мне в цирке больше всего нравятся клоуны», — такое доводится слышать часто. Клоуны... Они полюбились нам с самого первого посещения цирка, когда мы увидели этих странных людей в нелепых пестрых одеждах, с необычными физиономиями. Уморительные в своей наивности или лукавстве, вечно попадающие в переделку, они нравились нам еще и тем, что всегда с неожиданной изобретательностью умели находить выход из самых невероятных положений.

Смех — стихия цирка. Цирк, лишенный смеха, так же немыслим, как дом без окон.

Клоуны — самая яркая краска на палитре цирка, самая звонкая из его мелодий. Эксцентрик в непомерно узких брюках, которому никак не удается снять перчатку, так она длинна; душа представления — коверный, забавно жонглирующий картошкой, которую, словно магнитом, притягивает на острие вилки; комик — музыкант меланхолического вида с гигантским воротничком на тонкой, как спичка, шее, извлекающий из футляра от скрипки гармошку .. величиной с почтовую марку; неунывающий велосипедист, катящий по настилу на велосипеде, у которого вместо обода, на спицах, всевозможные ботинки, — вот они, смехотворцы, герои циркового представления, любимцы зрительного зала.

 

ДВЕ КЛОУНАДЫ — ДВА СТИЛЯ

 

Слово «клоун» пришло на арены всего мира из Англии. Переводится оно как деревенщина придурковатый, нерасторопный простофиля. Таким его на потеху почтенной публике изображали английские комики, а следом за ними и комедийные артисты всего мира. В буржуазном цирке, за редким исключением, клоун — это тот, в чью физиономию можно швырять тухлые помидоры, на чью голову сыплется град палочных ударов, чья роль сводится к тому, чтобы получать тумаки — словом, это тот, над кем зритель может вдоволь потешаться. Не артист, не художник, а мишень для пощечин. Стоит ли говорить, как унизительна такая роль!

Смешить любой ценой — таков девиз буржуазного цирка. Так было и в то время, когда клоунская маска только еще начала утверждаться на цирковой арене, так осталось и до сегодняшнего дня. Особенно отталкивающие формы принимает так называемая западная клоунада в последнее время.

8 ее содержании появилось что-то зловещее. По меньшей мере странным кажется юмор, суть которого в том, что рыжего на манеже «распиливают» на части, втыкают в его голову топор, взрывают «водородной бомбой».

Совершенно по-иному строятся клоунады в советском цирке. Наши клоуны в лице наиболее одаренных представителей этого жанра выработали свою исполнительскую манеру, резко отличную от западной. Оптимизм, жизнерадостность, стремление к тонкому комизму — таковы основные черты этой манеры; в ней нет пошлости, все дальше и дальше отходит она от дешевого зубоскальства.

У нашей школы клоунады сложился собственный стиль комизма, о котором западные рецензенты пишут как о «русском стиле клоунады». Думается, что, называя Олега Попова «солнечным клоуном», зарубежные газеты как бы характеризуют всю школу советской клоунады.

 

САТИРИЧЕСКИЕ ПОЩЕЧИНЫ

 

Выступления клоунов — это не только заряд бодрости и веселья. Порой на манеже раздаются звонкие сатирические пощечины по физиономиям бюрократов, тунеядцев, очковтирателей, хулиганов — всех, кто сует палки в наши колеса, кто мешает нам строить коммунистическое общество.

Вот на манеже «Выставка новой мебели». Ее организовала некая мебельная фабрика. На выставку прибыл сам директор Мебельторга. Клоун необычайно смешно изображает своего «героя», этакого упитанного, самонадеянного человека, остающегося глухим ко всем советам и предложениям. Каким хохотом отвечает зал, когда он же становится жертвой очередного изделия этой фабрики — комбинированного кресла — шкафа — письменного стола.

А вот с грохотом и треском выезжает на манеж машина вроде «джипа», знакомого нам по иллюстрациям: в подобных машинах раскатывает военщина НАТО. Но у этого «джипа» уж очень нелепый вид, и ведет он себя странно: то рванется вперед на своих повидавших виды яйцеобразных колесах, то попятится к выходу, то козлом подскочит, а то вдруг забуксует. И все это сопровождается оглушительной пальбой и снопами огня, вылетающими из него, как из реактивною самолета. Но вот прогрохотал последний выстрел, это у «джипа» лопнули шины; он комично осел набок и замер. Дальше, как говорится, ехать некуда. Из машины со страхом выползают ее хозяева в утрированных генеральских мундирах, и зрителю без слов ясно, кого изображают артисты, чьи это мрачные фигуры, ясно ему и то, что нелепый «джип» далеко не безобиден. Он выступает в роли той самой пресловутой военной машины, которую оснащает обезумевшая заокеанская военщина.

Здесь рассказано начало сатирического антре, в котором клоунская группа своим бичующим смехом обличает современных поджигателей войны с их гонкой вооружения. Может быть, именно благодаря особому уменью клоунов живо и остро откликаться на злободневные темы Михаил Иванович Калинин и считал их выступление главным номером цирка.

 

ОРУДИЯ ЛЮБИМЕЙШЕГО РОД.

 

Клоун выражает мысль по-особому: заостренно, гротесково. Он пользуется приемами сгущения красок, подавая тот или иной факт в карикатурной форме. Это делает клоунов схожими с художниками-карикатуристами. И те и другие показывают нам какое-либо явление как бы сквозь увеличительное стекло и при этом — в гротесковом виде.

Клоунада — не что иное, как ожившая карикатура, карикатура, поданная в действии.

Клоунада и карикатура не терпят многословия. Как часто хорошие по замыслу репризы напрочь погибали, утопая в потоках словесной воды! Реприза должна быть выражена самым малым количеством слов. Причем слов тщательно отобранных, только самых необходимых, самых метких. Тогда они будут, как говорят в цирке, «стрелять» и точно попадать в цель.

Но самое главное — клоунская реприза, пусть даже крошечная, должна нести в себе мысль. В этом вся суть. Вот две клоунские репризы. Действие в них примерно одинаковое. Но зато какая разница в смысле!

Первая реприза: клоун достает из кармана бутылочку с лекарством и ложку. Вынимает пробку, нюхает содержимое, морщится. Видно — лекарство неприятное. Преодолевая отвращение, выпивает его. После этого в руках у клоуна появляется «пищик»; клоун извлекает из него отчаянные звуки. Выходит Ведущий.

— Что вы делаете?

— Пищу.

— Нашли место для забавы.

— А это не для забавы, а для здоровья.

— Для здоровья?

— Ну да, мне доктор прописал, чтобы я пищал.

— Этого не может быть.

— Как это «не может быть»... вот рецепт.» Прочитав его, Ведущий принимается хохотать.

— Что вы там смешного нашли?

— Читайте, что здесь написано. Клоун читает:

— «Принимать через каждые три часа, после пищи».

— Да не после пищи, а после пищи.

— То-то я третью неделю пищу, а все не помогает.

А вот вторая: клоун, положив на стол рака (рак может быть и живым и бутафорским), достает из кармана свисток и принимается свистеть.

Ведущий.

— Здесь свистеть нельзя.

— А я не для себя, я для него.

— Для кого «для него»?

— Разве не видите — рак. Учу его свистеть...

— Рака свистеть? Вот невидаль. Для чего же?

— А мне сказали: наш (к примеру) Коля Долженко тогда исправится, когда на горе рак свистнет. Вот я и учу рака свистеть.

Думается, что нет нужды объяснять, какая из двух реприз для забавы, а какая для того, чтобы, говоря словами Гоголя, «править нрав», то есть, осмеивая всенародно, воспитывать, исправлять.

Ни одна, даже самая смешная шутка на отвлеченную тему не дойдет так, как реприза, построенная на местном факте с конкретным адресом. Стрелы сатиры должны попадать, как говорится, не в бровь, а в глаз.

 

БУХАНКА… С ПРИЛОЖЕНИЕМ

 

Если бы вам довелось побывать в гримировочной клоунов, вы были бы поражены ее необычностью. Чего только здесь не увидишь!

Вот висит на стене огромная пятерня с растопыренными пальцами, каждый с малярную кисть; вот детская соска... не менее кувшина, а рядом бутыль с молоком, которого хватило бы на пионерскую дружину; бритва в человеческий рост; булавка величиной со стул и стул, разваливающийся на части едва на него сядут; школьный дневник такой же величины, как дверь. Словом, не комната, а кладовая сказочного волшебника. Все эти странные вещи, называемые реквизитом, и в самом деле обладают прямо-таки волшебной силой.

Изобретательный, хорошо продуманный реквизит способен усилить звучание репризы, заметно заострить ее, сделать более доходчивой.

Однако, надо сразу же оговориться, реквизит реквизиту рознь. Бывает реквизит, который вынесен на манеж с единственной целью — потешить зрителя. Может, кое-кому и забавно глядеть, как клоун, вытащив перочинный ножик величиной с его ногу, начинает гоняться за удирающим партнером. Может, кое-кто засмеется и над комиком, когда он, приставив к плечу скрипку, как ружье, произведет из нее оглушительный выстрел. Нет, не о таком смехе и не о таком применении реквизита идет речь. Это копеечный смех.

В тридцатые годы на арене московского цирка выступали клоуны Альперов и Калядин. Их антре, как правило, строились на злободневном материале и всегда отличались выдумкой, были полны неожиданных трюков. Вот у кого реквизит всегда был осмысленным. Запомнилась их острая реприза об одном хлебозаводе. О ней потом разговоров было на весь город. В ту пору некоторые хлебозаводы выпускали хлеб низкого качества. Реприза была построена по материалам газетных заметок.

Вот как она строилась. Рыжий спрашивал у партнера:

— Что это у тебя в руках?

— Журнал «Хлеб». Его выпустило наше сельскохозяйственное издательство. А вот это (Белый показывал связку небольших книжечек) бесплатное приложение к нему.

— Подумаешь, «бесплатное приложение»... Вот, смотри, хлебозавод номер (назывался номер хлебозавода) тоже выпустил хлеб (Рыжий демонстрировал зрителям обыкновенную буханку хлеба) и вот к нему «бесплатное приложение»...

Артист извлекал из «буханки» гвозди, тряпье, окурки, мочалку, консервную банку.

После выступления клоунов работа этого хлебозавода стала предметом специального обсуждения на заседании Моссовета. Вот это реприза! Вот это реквизит!

 

ТЫ ДОЛЖЕН ОВЛАДЕТЬ ЭТИМ

 

В каждой отрасли искусства свои выразительные средства. У художника это игра света и тени, композиция, колорит. У артиста оперы — тембровое богатство голоса, мастерство фразировки, филирование звука.

Клоун пользуется особыми, присущими только жанру клоунады выразительными средствами. Например, клоунским плачем, всевозможными каскадами, специальным трюковым реквизитом. К выразительным средствам относятся и парик с поднимающимися волосами, и «слезы», льющиеся струйками из глаз, и вырастающая на лбу шишка, и светящийся нос, и несоразмерная одежда и т. п.

Некоторые клоуны включают в свои выступления какое-нибудь своеобразное восклицание, словечко или повторяемые на все лады короткие фразы. Это тоже одно из его выразительных средств.

Клоун все происходящее на манеже оценивает преувеличенно. Поэтому все его действия, а также и его грим и его костюм имеют право быть преувеличенными, заостренными. И это не будет выглядеть фальшью.

В этом природа жанра.

Как и карикатурист, который, помимо всего прочего, должен быть отличным рисовальщиком, хорошо знающим анатомию, психологию, так и клоун обязан довести свои выразительные средства до совершенства.

Его тело, жесты и мимика должны быть предельно развитыми, они должны красноречиво разговаривать без слов.

Но и слова, которые клоун произносит с манежа, обязаны быть выразительными. Здесь следует предостеречь начинающего клоуна от нарочитого коверканья речи. Не стоит пищать, басить, говорить «чужим голосом». Лучше обратить внимание на правильное и четкое произношение, то есть на технику речи, чтобы зрителям не приходилось напрягаться, чтобы они не переспрашивали друг друга: «Что-что он сказал?»

Чем богаче и многообразнее личная техника клоуна, тем интереснее его выступление.

Поэтому тот, кто собирается работать в жанре сатирической клоунады, должен помнить слова Маяковского: «Сатирик не рождается, а учится своему делу».

 

ОТКРЫВАЕМ «КРАТКОСРОЧНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КЛОУНАДЫ».

 

«...знаете ли вы,

Что я не сплю ночами,

Обдумывая каждый трюк!»

Это сказал замечательный клоун, гордость советского цирка Виталий Лазаренко, который умел неустанно трудиться, отыскивая новое, добиваясь совершенства.

Приемов комизма множество. Хороший клоун внимательно присматривается к тому, что вызывает смех, в каких случаях он возникает. Комики давно уже подметили, что наиболее часто смешит нелогичность поступков, их абсурдность. Подметили и пользуются этим как приемом. Например, клоун, разговаривая с партнером или будучи чем-то занят, вдруг с самым серьезным видом начинает почесывать... подошву ботинка. Если артист проделал это без нажима, не было случая, чтобы не раздался смех зрителей. Смешит нелогичность действия.

На этом же строится и другой клоунский трюк: комик снимает с себя одежду: плащ, пиджак, жилетку. Это оправдывается либо тем, что он хочет проделать акробатический трюк, либо тем, что ему жарко. Но вот у него произошла ссора с партнером (или же он должен куда-то пойти по срочному делу), он начинает торопливо одеваться, но, находясь в состоянии крайней взволнованности, не замечает, что надевает на себя одежду в обратном порядке: сначала плащ, затем пиджак, а потом жилетку... Такой маскарад хоть кого рассмешит. И в этом случае смех возникает от нелогичности поступка.

В искусстве смешного, будь это кинокомедия или цирковая клоунада, много сложного.

Смех капризен. Бывает, одна малейшая неточность, и уйма труда летит насмарку. А встречается порой и такое, чему весьма нелегко найти объяснение.

Размышляя над этим, я пришел к выводу, что о клоунаде и клоунах, об эксцентриках и коверных, о «секретах» смешного гораздо интереснее и полнее могли бы рассказать вам сами клоуны.

Познакомьтесь. Мои друзья клоуны: Вдоль, Поперек и Винтик.

Вы уже, конечно, догадались, что высокий — это Вдоль, а тот, что в пиджаке с поперечной полоской, — Поперек. «Поперечность» у него, между прочим, не только в одежде, но и в характере: он и минуты не может провести, чтобы не вступить в спор и не вставить словцо в пику своему партнеру. Но надо сказать, что и Вдоль не уступит...

Мы посоветовались и решили открыть для молодых комиков «Краткосрочный университет клоунады».

Кому же из трех поручить ведение занятий? Я долго думал над этим. Ни Вдоль, ни Поперек не подходят: через полминуты поссорятся. Выбор пал на Винтика. Хотя он тоже, чуть что не догляди, может выкинуть коленце, но у него добродушный характер и практическая сметка. А главное — Винтик очень способный и опытный клоун.

Итак, со следующей страницы речь поведет клоун Винтик.

— По совести сказать, я немного волнуюсь. Почему? Дело это для меня непривычное. Как лектор я еще никогда не выступал. Мое место манеж, а не кафедра. Правда, со мной еще Вдоль и Поперек; они клоуны что надо, в случае чего подскажут. «Один ум хорошо,—как говорили на манеже старые клоуны, — а два с половиной лучше».

Да, так с чего же мне все-таки начать?

Самое лучшее — буду вести наши занятия по плану. Мы составили его вместе: Вдоль, я, ну, и, между прочим, Поперек тоже.

По плану нашего «Краткосрочного университета клоунады» значится: 1) Вводная беседа «Различные виды клоунады». Вдоль предлагал для научности добавить: «...ее (клоунады) развитие, значение и влияние на организм зрителей». Но уж, конечно, Поперек возражал. И я тоже. Словом, отклонили.

Наша беседа будет, как говорили старые клоуны, коротенькой, всего... на пять-шесть часов, не больше...

Но прежде я расскажу об одном случае. Подходит как-то ко мне шпрехшталмейстер (это у нас в цирке так объявляющий программу называется). Подходит и говорит: «Вас там один гражданин вызывает». Выхожу в фойе. Подходит гражданин лет семнадцати и говорит: «Товарищ Винтик, я хочу стать клоуном. Советуете или нет?» Я даже растерялся. А вы что бы ответили на моем месте?

И в самом деле, что ему нужно было посоветовать? Сказать: «Давай пробуй» или наоборот: «И не пытайся!»

Долго мы с ним беседовали, и, кажется, он меня понял. А говорили мы вот о чем. Иногда приходится слышать: «Вот, мол, у нас на работе парень есть, стань такой клоуном — все животы надорвали бы».

А вы знаете, это еще как сказать. Могло бы случиться, что никто даже не улыбнулся бы. Почему? Да потому, что смешить дома друзей, быть весельчаком в своей компании —

это одно, а смешить зрителей не по настроению, а по профессии, в любой момент — совсем другое. Иногда хорошие комики в жизни совсем не смешные. Иные слывут даже мрачными.

Из этого, конечно, не следует делать вывода, что нам, комикам, всем поголовно надлежит превратиться в мрачных, людей. Глупо так понимать: человек, лишенный чувства юмора, хорошим клоуном наверняка не станет.

Некоторые думают: клоун — это человек, который чудит. Напялил, дескать, посмешнее пиджачишко, обулся в огромные ботинки, раздобыл рыжий паричок, размалевал лицо — и, пожалуйте, клоун. А из-за этого вот что иногда получается в некоторых любительских цирках: все номера отрепетированы, костюмы сшиты, программа готова. Наступает день первого представления. И тут оказывается, что нет клоунов— не подготовили.

Срочно начинают выяснять, кто в этот вечер меньше других занят. Выяснили — Костя. «Костя, надевай что-нибудь почудней, ты будешь клоуном». Костя отказывается. Тогда клоуном делают Васю.

И вот первый Васин выход. Размалеванный, он появляется на сцене. Почему-то завизжал противным голосом, хрюкнул, засуетился, упал, потом схватил униформиста, отпустил, выбежал на середину, опять нарочито шлепнулся, огляделся вокруг: какое бы еще выкинуть «коленце», и, ничего путного не придумав, удалился за кулисы. Зрители разочарованы. А так было с интересом потянулись к клоуну!

Нет, наше дело серьезное. Со всех точек зрения. Это вам в цирке каждый скажет. Бывает, над одной репризой, которая и длится-то всего минуту, думаешь по многу часов целыми днями. Ломаешь голову, ломаешь и так прикинешь и этак, а все не то получается. Завтракаешь — думаешь, обедать сел — так иногда задумаешься, ложку мимо рта в ухо несешь...

Мучаешься, мучаешься, с одним посоветуешься, с другим и, наконец, рискнешь, вынесешь, как у нас говорят, на зрителя и — разочарование: ты рассчитывал на хохот, а раздался слабенький смешок. И снова ломаешь голову, ищешь причину неудачи.

В смехе, как в точной механике, «самая малость» подвести может. Но хотя наше дело, повторяю, серьезное и трудное, я свою специальность ни на какую другую не променяю.

Извините, я вижу Вдоль просит слова. Как, разрешим ему выступить? Разрешим. Тогда слово имеет Вдоль.

— Правильно Винтик сказал. С научной точки зрения подтверждаю. И вот еще что, друзья, всем вам посоветую: уж если вы всерьез любите великолепное цирковое искусство, если надумали тренировать свою мышечную систему, закалять волю, если хотите стать ловкими и бесстрашными, то и с моей точки лучше всего клоунада.

Становитесь, друзья, клоунами. Вот и все, что я хотел добавить с научной точки зрения.

Только клоунами!

Все в клоунаду!

— А я с этой трибуны авторитетно заявляю: цирк — да! клоунада — нет! А почему? Отвечу: тяжело. Вам не поднять. Когда я, например, выхожу на манеж, зрители лежат впокатышку. Почему? Да потому, что дело свое знаю. И Вдоль тоже. Он мой ученик: я у него два года учился...

У нас в цирке много всяких специальностей: вольтижёры, ловиторы, жонглёры, гипнотизеры, билетеры — выбирай по вкусу. Не нравится? Пожалуйста, можешь гуся выдрессировать. Не хочешь гуся — крысу. Не можешь этих — возьмись за тигра. Или играй в настольный теннис. Отличная игра!

А за клоунаду не берись! Это наверняка не получится. Таким, как я и Олег Попов, все равно не станешь. А с меньшим в цирк не суйся.

А уж если действительно не можешь не быть клоуном, тогда ладно, попробуй!

Но вот что заруби: в нашем деле первое — тренироваться; второе — новые репризы: ищи, придумывай, создавай. И третье — от неудач нос не вешай, а от успехов не задирай.

Моя точка зрения ясна? Ясна! Уступаю место основному лектору, моему самому близкому другу, между прочим тоже неплохому клоуну — Винтику.

 

БЕСЕДА ПЕРВАЯ.

Итак, если кто-либо из вас твердо решил стать клоуном самодеятельного цирка, продолжим занятие нашего университета. Вначале познакомимся с тем, какие у нас в цирке бывают клоунады; что такое антре; как они создаются; кто их исполняет. Короче говоря, мы, то есть я, Вдоль, ну и отчасти Поперек, хотим провести вас.

Да нет же, «провести» не в смысле обмануть, а хотим провести за кулисы. И там, на месте, вы лучше поймете наше дело. Сначала пройдем ко мне, в мою гримировочную комнату.

Ладно, спорить не стану. Пошли сначала к ним.

Значит, вы хотите понять, что такое антре и как оно создается? Правильно? Антре, по-нашему, — это комический выход. А проще сказать — старинная клоунада.

Клоуны-буфф обычно исполняют старинные антре (или буффонады, как говорят у нас). Вообще буффонада — это всяческие шутовские, комические действия. В буффонаде все утрировано: костюмы, реквизит, грим, поступки клоунов, их речь — все сгущено для комического эффекта.

Чаще всего клоунов-буфф двое: Рыжий и Белый. Рыжий — это комик, смешной артист, а Белый — серьезный. Белым его называют потому, что у него по традиции всегда на лице слой белого грима.

Костюм у Белого всегда наряден: из парчи или шелка, в блестках. Вокруг шеи жабо — белое накрахмаленное украшение вроде воротника из тюля или кружев. В руках у него палочка с подушечкой на конце, называется она батоном. Раньше Белый применял ее для апачей, то есть для оплеух, которыми то и дело награждал Рыжего. В нашем цирке клоуны почти не дают друг другу апачи. А батон стал просто принадлежностью Белого.

У всех Рыжих примерно одинаковые костюмы: пиджак не по росту, огромные ботинки; в руках сучковатая дубинка или зонтик.

Вдоль и Поперек тоже исполняют буффонадные антре. Вот видите этот огромный помазок для бритья? Это из старинного антре «Ученик парикмахера».

Этому антре, наверно, лет двести, а может, и больше. Сюжета в нем никакого. Все дело в комических трюках. Смешит то, как парикмахеры швыряют клиента на стул, как повязывают ему грязную, дырявую простыню, как точат бритву, повесив ремень на его шею, как намыливают несчастного клиента вот этим помазочком.

Вы скажете, грубо. Верно, грубо. Такую буффонаду уже редко встретишь в нашем цирке. Но когда-то такие антре пользовались большой популярностью.

Их можно насчитать не меньше сотни. Если бы все такие антре записать, получилась бы толстая книга. Но антре никто не записывает. У них нет автора. Каждый клоун на протяжении веков вносил в них что-то свое, изменял и улучшал, а потом передавал своим детям или ученикам.

Иногда антре состоят из отдельных реприз и комических трюков. Репризой у нас в цирке называется какая-нибудь небольшая шутка или острота — со словами или без слов. Реприза вроде анекдота, разыгранного в лицах. Когда антре состоит из отдельных чередующихся реприз и трюков, то это будет по-нашему «попурри».

В основном теперь в цирке исполняют не буффонады, а сатирические антре. У этих уже есть автор — писатель. Некоторые артисты сами придумывают антре. Вдоль и Поперек в том числе.

Видите этот реквизит? Что это? Впрочем, не ломайте голову, все равно не угадаете. Это реквизит из нового антре «Очковтиратели». Тема антре взята из газеты.

Теперь скажите, что вам напоминает эта красная планка? Правильно, стрелу. Видите, на конце заострена. А вот тут незаметный для зрителя боек; он производит выстрел. Зачем — узнаете позднее. Теперь приставим стрелу к этой разграфленной на клетки большой доске — на что похоже? Угадали, на график. График и есть. Только утрированный, как и положено в клоунаде.

По ходу антре этот график висит на стене некоего предприятия. Поперек играет директора-бюрократа, а Вдоль — главбуха-подхалима. План предприятие не выполняет: об этом говорит стрелка графика. А директор с главбухом и в ус не дуют: целые дни в шашки режутся. Телефон звонит-надрывается, а они ноль внимания.

Наконец директор взял трубку. Батюшки! Оказывается, из главка. «Рапортуйте, — говорят, — как план? Сколько процентов выполнено?» Директор в струнку вытянулся, руки по швам, в глазах ужас, на стрелку графика глядит, а там 70 процентов. Бухгалтер мимикой знаки подает: дескать, ничего, все будет в порядке. Директор говорит в трубку: «Сообщу через пять минут».

И вот оба работничка начинают в авральном порядке «выполнять» план: толкают стрелку кверху, а она ни в какую. Тужатся, пыжатся, оба взмокли. Директор даже с ног свалился, а главбух подпер стрелку и не замечает в запарке, что стоит не на земле, а на распластанном директоре.

Очень смешно они это делают. Публика заливается, хохочет над горе-работничками.

Но все-таки в конце концов им удалось «выполнить» план. Даже на 200 процентов.

Директор снимает трубку и гордо рапортует. А в этот самый момент главбух возьми да отпусти стрелку. Стрелка вниз. Бац! Выстрел. В акурат по голове очковтирателя. Тот с катушек долой. Главбух взвалил бездыханного очковтирателя на плечи — и бегом за кулисы.

В таком духе строятся и другие сатирические антре, но, конечно, исполняют их уже не в образах Белого и Рыжего, а в образах, соответствующих сюжету антре.

 

БЕСЕДА ВТОРАЯ.

 

Теперь перейдем в гримировочную, ко мне. Здесь тоже уйма всякого реквизита. Это все мои помощники. Я коверный. И буду рассказывать о своей профессии, о тонкостях нашего дела.

Коверный — это артист-комик, который заполняет паузы между номерами. Но не просто заполняет, а с юмором, весело, находчиво, изобретательно, а иногда и поучительно. И при всем при том так продуманно, чтобы зритель и не заметил, когда и как сняли аппарат турнистов и поставили реквизит жонглеров, когда «заграбили» манеж для выступления жокеев и когда повесили сетку. Но этим дело не ограничивается. Задача коверного шире. Вы это поймете, когда будете нести вахту у ковра. Не удивляйтесь, что я говорю «вахту», ее несут не только моряки и пожарные, коверный тоже стоит на вахте во время спектакля. Представьте, что у артиста во время исполнения номера что-то случилось: лопнула растяжка в аппарате, сломался веер. Пока идет замена, вы обязаны находчиво заполнить вынужденную паузу, да так, чтобы всех отвлечь от случившегося, чтобы никому и в голову не пришло, что это авария.

Или другая забота: артисты исполнили сложную, трудную комбинацию, нужно им передохнуть перед новой, еще более трудной. Кто приходит на помощь? Коверные! Вот почему в запасе у вас должно быть много шуток, реприз. А выбрать нужно такую, чтобы, была не во вред, а на пользу номеру. Например, если это групповые акробаты, то среди них всегда есть этакий богатырь. Вот его-то — вернее, не самого его, а мускулатуру атлета — я и начинаю обыгрывать.

Обмерю сантиметром его бицепс, а потом свою шею. А зритель еще и по моей мимике видит, насколько его мускулы больше моей шеи. - А потом вгляжусь в его шею — глаза на лоб вылезают! — и тут же доской на ковер грохаюсь. В таком состоянии меня и уносят униформисты.

А эта моя игра не только смешит, но и по-особому подчеркивает незаурядную силу артиста, создает ему дополнительный авторитет у зрителей. Вот почему мой учитель замечательный клоун Сим — Семен Иванович Маслюков — всегда повторял: «Работай не на себя — на программу; не она для тебя, а ты для нее».

Это я к тому, что среди коверных случается — выйдет иной и давай «стараться». Аппарат давно уже стоит, артисты ждут своего выхода — застоялись, униформа волнуется, Ведущий сигналы подает, а он знай, как говорится, во все тяжкие выламывается. Этак все представление может быть загублено.

Когда я начинающим был, тоже уёма не знал: дорвусь и ну одну репризу за другой. Увидел меня Сим и говорит, да так обидно: «На пупе вертишься. Чувства меры не знаешь. В старину, — говорит, — комиков, теряющих меру, четвертовали». С тех пор я взял себе за правило: «Лучше меньше, да лучше».

Настоящий комик — это обычно универсальный артист. Он умеет многое. Владеет основами всех цирковых жанров. Случись пройти по канату — пройдет. Влезть на мостик к вольтижерам — пожалуйста! На лошадь — можно и на лошадь. Жонглировать — и это знакомо. У вас всегда должны быть наготове один-два сильных трюка, как у нас говорят, «конька» в каждом жанре.

Иногда зрителю кажется, будто все, что вытворяет комик, придумано тут же, на ходу, экспромтом. Но в самом деле все эти «экспромты» найдены и как следует отработаны загодя. Недаром говорится, хорош только тот экспромт, который придуман заранее.

По ходу программы у вас будет несколько выходов. Это значит, что вы должны умело распределить свои силы. Заранее прикинуть, как лучше распорядиться запасом реприз: какую давать после какого номера. Мастера цирка всегда подбирают репризы так, чтобы они воспринимались с нарастающим интересом.

В работе коверного, особенно если он еще не знаком зрителям, важную роль играет первое его появление, так называемая «выходная реприза». В качестве такой опытные артисты всегда используют самую крепкую, как говорят в цирке, «железную» репризу. Она как бы открывает коверному кредит у зрителя. От этого часто зависит, будут ли зрители с нетерпением ждать вашего следующего появления, или сразу же забудут о вашем существовании.

Запомните совет — не повторяйтесь. Если сделан трюк, скажем, со стулом или стаканом в одном из выходов то к подобным трюкам больше не прибегайте в этом представлении.

Вы спросите: где же новичку брать репризы и трюки? Тут можно посоветовать вот что: нет беды, если на первых порах вы позаимствуете репризы, которые видели на манеже или которые известны вам по книгам. Это для того, чтобы было, так сказать, от чего оттолкнуться. Даже старинные репризы, если подойти с умом, можно обновить, сделать современными. Много полезного можно найти в «Крокодиле». И вообще в рисунках карикатуристов. Нередко у них встретишь такое, что для нас в самую точку. А если и не целиком подойдет, то может натолкнуть на интересную репризу.

Но самое все-таки главное — наблюдайте смешное в жизни. Иногда в трамвае остроумное услышишь. Иногда ваш товарищ что-нибудь особенно смешное выкинет. Он выкинет, а вы. подберите. Находчивому комику все впрок.

Не утомил я вас еще своей беседой? Ну, если нет, тогда слушайте дальше.

Охотнее всего я делаю пародии. Вот почему я всегда внимательно присматриваюсь к каждому номеру, вернее к артистам. Больше всего мне по вкусу схватить какую-нибудь черту в манере артистов и показать ее в шаржированном виде.

Часто пародирую и жанр. Например, после жонглера, балансировавшего на лбу высокую подставку с дюжиной бокалов, наполненных вином, я разыгрываю такую шутку: беру специальную трубу, этак метров двух. На конце трубы круглая площадка, на нее я помещаю ведро. Перед тем как все это поставить себе на лоб, кричу униформисту: «Давайте живее вина!» — «Вина нету», — отвечает Ведущий. «Тогда давайте воды». Униформист несется с водой — хлоп! — споткнулся, и ведро пусто.

Я стыжу его, передразниваю под смех зрителей, а когда приносят другое ведро, забираю его у самого выхода и осторожно, чтобы не расплескать воду, несу на середину манежа. При этом приговариваю: «Вот как надо нести, а то летит будто угорелый...» И вдруг нога зацепляется за ногу, и снова ведро с грохотом катится по манежу. В конце концов мне приносят воду без аварий. Я выливаю ее в другое ведро, которое стоит на подставке. И в это же время незаметно для зрителя открываю потайной краник. Вода, конечно, выливается внутрь трубы. Подставку я ставлю на лоб и начинаю балансировать; и вдруг делаю вид, будто потерял баланс: подставка начинает крениться к головам зрителей. Что тут делается! Женщины взвизгивают, мужчины шарахаются в стороны, но я в самую последнюю секунду удерживаю падающую трубу, потом спокойно, как ни в чем не бывало, кладу ее на плечо, будто грабли после сенокоса, и гордо удаляюсь за кулисы.

А если выступал акробатический дуэт: он и она, я делаю такую пародию: появляюсь с большой куклой — пупсом. Отгибаю пупсу ногу в арабеск, как это делала только что выступавшая артистка, ставлю себе на лоб и балансирую. Сажусь, делаю пируэты — словом, комично повторяю все, что до меня проделывали акробаты.

Рассказывать про пародии — так вроде и смеяться не над чем. А на самом деле хохот не умолкает. В пародии важно как делать, тут все время будь начеку, не переборщи, не огруби. Пародия, пожалуй, самый излюбленный прием коверных. И самый доходчивый.

Вполне доступен он и коверным любительского цирка. Но для того чтобы пародия получилась интересной, у комика должен быть острый глаз и владение многими видами циркового искусства.

 

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ.

 

«Что такое эксцентрика?» — об этом недавно зашел у нас жаркий спор. То, что эксцентрика — особая форма комизма, вернее одна из форм, мы прочитали в энциклопедии. А вот что это такое применительно к цирку, в энциклопедии не написано, а наши мнения разошлись.

Поперек сказал:

— Это стиль такой: когда смешной артист смешно делает неожиданные, удивительные трюки. Например: берет балалайку и играет на ней, как на скрипке. Неожиданно? Неожиданно! Удивляет? Удивляет!

— И акробат удивляет, — вмешался Вдоль, — сделает сальто, стоя на ходулях, — любой поразится. А эксцентрик ли он? Нет. Эксцентрик — это артист, который свои комические фортели подает с перцем, необычно, он нарушает здравый смысл, все ставит с ног на голову — на попа.

А по-моему, сказал я, эксцентрика в цирке для того и придумана, чтобы подчеркивать. Изображая труса, эксцентрик подчеркивает бесстрашие вольтижера; карикатурно показывая неуклюжесть, оттеняет ловкость гимнаста.

На манеже выступают эксцентрики в различных жанрах. Могут быть: жонглеры-эксцентрики, эквилибристы-эксцентрики, акробаты-эксцентрики. Эксцентрики все делают по-особому: «все выворачивают наизнанку», как про них говорил Владимир Ильич Ленин, который, по свидетельству А. М. Горького, очень любил этот вид искусства.

Эксцентрикам особенно нужно актерское мастерство. Потому что они, так же как мы, коверные, создают комедийный образ. А без актерского мастерства далеко не уедешь.

Акробаты-эксцентрики — это всегда веселые, жизнерадостные люди. У нас говорят — «темповые». Все они делают с такой живостью, что зритель порой не может уследить за мельканием их тел: крутятся, вертятся, все переплелось, не разобрать: где чьи руки, где чьи ноги. Когда я только начинал свою работу в цирке, я тоже исполнял такой номер. Моим партнером был Вдоль. Мы тогда назывались «Братья Шиворот-Навыворот».

Между прочим, мне больше нравятся эксцентрики, которые строят свои номера в виде сценки. Выйдут такие артисты, допустим, в костюмах поваров, и ну ссориться на кухне из-за какой-нибудь сковороды, и ну возиться, не заметят, как. на плиту попадут, а она, оказывается, не простая: верх у нее резиновый — подбросит аж на целых два метра. (В цирке это батудом называется.) А из топки пальба идет.

Или, например, эксцентрическая сценка «На пляже». Униформисты устанавливают вроде бы турник, но это не турник, а палатка, где продают прохладительные напитки. Появляется робкий, застенчивый молодой человек. Любовь к прелестной девушке делает из рассеянного и неуклюжего парня ловкого спортсмена-турниста.

Бывают в цирке и музыкальные эксцентрики. Они играют на необычных инструментах: на пиле, например, на дровах, на металлических трубках, на колокольчиках, на рожках, на губных гармошках; а если играют на обычных: на скрипках или на трубах, то исполняют мелодии все равно необычно, с эксцентрическими штучками. Глядеть на выступление хороших эксцентриков одно удовольствие. Чего только они иной раз не придумают! Начнут играть вроде бы музыку из оперы Бизе «Кармен», а потом (как-то незаметно у них получается) звучит уже мелодия известной песенки, а потом опять Визе — и опять другая, знакомая песня. Тут зрителям становится понятным намек: ясно, откуда некоторые композиторы-песенники заимствуют свои мелодии...

И вы тоже могли бы приготовить номер «акробаты-эксцентрики» или «музыкальные эксцентрики». Ведь среди вас наверняка есть такие, кто играет на каком-нибудь музыкальном инструменте. Правда, музыкальным эксцентриком не так просто стать. Помимо желания, нужны еще и артистические способности, а также и чувство юмора. Что же касается музыкальных инструментов, то здесь все может пойти в ход: и баян, и губные гармошки, и хорошо высушенные березовые дрова, и металлические трубки, и обломки толстого стекла — если все это подобрать по тону. А каким инструментом для эксцентриков могут стать простые бутылки, наполненные водой!

Осталось рассказать про комиков. Эти нам, коверным, эксцентрикам да клоунам, — компания, как говорится, одного поля ягода. У них тоже комическая внешность и забавное поведение.

Комики участвуют во многих номерах. Скажем, вышли на манеж пятеро турнистов. Все аккуратные, подтянутые, сноровистые. И только один из них недотепа какой-то. Костюм на нем в обтяжку, вот-вот лопнет; за что этот человек ни возьмется, все получается не как у людей: на стойку наткнулся, под чей-то взмах попал. С трудом заберется на турник, сделает оборот — и прямиком носом в манеж: держится за «расквашенный» нос, а из него дождем сыплются опилки. (Кстати, трюк с «расквашенным» носом и вы сможете использовать, когда потребуется подчеркнуть неуклюжесть какого-нибудь хвастуна. Для этого стоит вам в момент падения незаметно ухватить горсть опилок и потом, держа двумя пальцами, большим и указательным, за нос, слегка разжать горсть и высыпать опилки струйкой.)

Когда зрители совсем уже поверили, что перед ними самый настоящий недотепа, этот «недотепа» вдруг скинет пиджак да как начнет по-обезьяньи с одного турника на другой перескакивать, все рты разинут. И никто не обижается, что он их так ловко провел: никудышным прикинулся. Всем весело на его литые мускулы глядеть и его ловкостью любоваться. И все понимают: чтобы так легко и смешно проделывать такие чудеса, артисту пришлось много потренироваться.

Я потому так подробно остановился на комиках, что в самодеятельном цирке наверняка найдутся способные люди, которые с успехом могли бы взяться за эту роль. Комик украсит любой номер, внесет оживление. А самое главное то, что он своей «неумелостью» хорошо оттенит работу жонглеров, эквилибристов, воздушных гимнастов.

 

БЕСЕДА ЧЕТВЕРТАЯ (особенно важная).

 

Это будет разговор о клоунском образе. Создать образ, или, как говорят у нас в цирке, найти себя, на мой взгляд, самое трудное. Впрочем, и Вдоль тоже согласен с этим. Да и Поперек согласился бы, но ему не позволяет характер.

Почему же все-таки трудно создать образ? В двух словах тут не расскажешь. Взять, к примеру, артистов Вдоль и Поперек. Как они нашли себя? Их натолкнул на это собственный характер. Лучше, если они сами об этом расскажут.

Впрочем, это невозможно. Тут такой спор начнется — ничего не понять. Поэтому постараюсь объяснить сам.

Характеры у них очень разные. Вдоль — это все-таки серьезный человек, хотя тоже любит поспорить, а когда и почудит. А Поперек совсем другого склада. Полная противоположность ему. Заводила. Вечно все по-своему поставить хочет. Его медом не корми — дай поспорить.

У них и за кулисами без споров ни минуты. Как-то во время их репетиции старушка уборщица возьми да и скажи: «Этот маленький все норовит поперек дороги свою телегу поставить». А режиссер услышал, остановился и говорит: «Это метко. Ты должен отныне называться Поперек. А кем же быть партнеру? Если один Поперек, то второй должен быть Вдоль. И костюмы должны быть противоположными». Так Володя и Петя стали Вдоль и Поперек. Их образы определились очень быстро: это большие друзья, но непримиримые спорщики. Заводятся, как говорится, по любому поводу. А почему? Да потому, что у каждого свой характер, своя точка зрения.

Зрителю понравились веселые спорщики — Вдоль и Поперек. Это не обычные Рыжий и Белый, а два комика с разными характерами. Может, и среди вас найдутся такие Вдоль и Поперек? А?

Но, конечно, не всякому удается быстро найти свой клоунский образ. Ведь нужно, чтобы он не был похожим на другие. А тут опять же опасность: создашь такой образ, что он будет ни на что не похож...

Но я вдруг вот о чем подумал: может, некоторые вообще не знают, что такое клоунский образ. Ведь может быть так? Правда? Поэтому я сейчас попробую вкратце рассказать, что это такое.

Образ — это обобщенный характер, тип, вот что это такое. Он складывается из многого. Это и внутреннее свойство человека, и внешний вид, и поведение, и походка, и голос, и манеры — словом, многое. Сколько людей, столько и характеров. Вот тут и подумай, какой характер воспроизвести. Да так, чтобы это был живой человек, а не манекен.

В театре, там дело другое. Там артисту дается готовая роль, написанная автором пьесы. Образ уже намечен. Артисту остается лишь дополнить его деталями, меткими наблюдениями, психологическими черточками — словом, вдохнуть в него жизнь. Иначе у клоуна. Ему все приходится искать самому, на голом месте.

Из чего же должен исходить артист, отыскивая свою маску? Прежде всего из своего индивидуального характера. Сим говорил своим ученикам: «Идите от себя». Это значит, что начинающий артист должен сообразовываться со своим характером. И это правильно. Одному ближе образ так называемого простака, человека мягкого и добродушного, наивного и беззаботного. Простак — чудаковатый человек, не в меру старательный, от этого и происходят все его беды. Ему не подчиняются вещи: он с ними постоянно в разладе, все у него валится из рук, на все натыкается и все из-за своей нескладности.

Другого привлечет образ человека напыщенного, самовлюбленного; ходит, горделиво выпячивая грудь, ну, прямо надувшийся индюк. Взгляд у него свысока, важная походка. Чванлив и полон самоуверенности. А необоснованная самоуверенность всегда смешна. Все видят: важен, но пуст, как барабан.

Третьему по вкусу образ меланхолика, неудачника, человека с замедленными движениями и походкой лунатика.

А кому-то по душе совсем другой клоунский образ, образ весельчака, балагура, прирожденного заводилы, находчивого и ловкого проказника, который не привык лазить в карман за словом.

Создавая образ, чаще всего отталкиваются от жизненных наблюдений. Многие артисты так и находили свои образы.

В Ленинградском цирке когда-то выступал замечательный клоун Павел Алексеевич Алексеев. Замечателен Павел Алексеевич был не только тем, что здорово умел смешить, но и тем, что первым из наших клоунов создал новый образ, характерный для тех лет.

Он рассказывает, что долго приглядывался к своему соседу — бухгалтеру. У этого человека был очень забавный вид: толстенький, в мешковатом костюме; обвислые усы; он всегда куда-то торопился с неизменным портфелем под мышкой. Его-то Алексеев и решил взять за образчик. И не обманулся.

Этот образ сделался настолько популярным, что многие клоуны начали копировать его.

Не обязательно, конечно, брать за образец одного человека. Часто бывает, что артист берет у одного какую-то интересную черту, у другого, у третьего.

Иной может подумать: «Вот у нас во дворе парень живет, настоящий стиляга, как на карикатурах рисуют. Возьму-ка я его за образец, все обхохочутся».

А знаете, скорее всего ничего бы не получилось. В стиляге мало смешного. Он несимпатичен зрителям.

А клоун непременно должен быть обаятельным. С ним должно быть интересно. И чтобы на него было приятно глядеть.

Вот почему в клоунской маске огромную роль также играет и внешний вид. Хороший клоун очень долго ищет внешний облик своего героя: и так прикинет и этак. Ну, нам, артистам, чуть легче, нам художник помогает, режиссер, а вам самим искать придется. Потому помните: когда мы выходим на манеж, зритель воспринимает нас не по частям: грим отдельно, туфли отдельно, пиджак с брюками опять же отдельно. Он воспринимает артиста целиком. Сначала составит общее впечатление. А уж потом и носки разглядит, и галстук, и чего бы даже вы не хотели, увидит. Поэтому все должно быть строго продумано и, как говорится, семь раз отмерено.

Когда я искал свой образ, никак не мог подобрать головной убор. Кепку надену — не подходит, панама тоже. Шляпа не вяжется с костюмом и гримом. Чего только не надевал, пока, наконец, не нашел берет. Как надел, все сразу на место встало: самая настоящая головка Винтика. Да и с костюмом было хлопот. Знакомый художник говорит: «У вашего Винтика, как и у обычного винта, общий контур должен сужаться книзу. А у вас для этого брюки широки». Сузил, и правда лучше стало. А он пришел на представление, посмотрел на меня и говорит: «Плечи должны быть гораздо шире. Это подчеркнет низ, тогда общий контур будет совсем напоминать винтик». Видите, сколько мороки!

Напоследок будущему клоуну скажу о самом главном: создавая образ, стремись к тому, чтобы он стал вроде бы родным тебе, чтобы ты слился с ним воедино, словно это не другой человек, а ты сам. Ясно? Тогда желаю удачи!

Беседа окончена.

 

БЕСЕДА ПЯТАЯ

 

Теперь речь пойдет о клоунской пантомиме, то есть о смешных сценках и репризах без слов. В жизни есть такие вещи, о которых мимикой и жестами можно сказать куда больше, чем даже длинной тирадой. Особенно о смешном. Попробуйте, например, рассказать про поступки пьяного человека или про то, как зрители смотрят фильм в стереокино. Ну, может, у талантливого рассказчика и улыбнутся, но когда комики показывают это мимически, зрители, как говорится, умирают от смеха...

Или взять хотя бы репризу «Накачивание».

Ее придумали двое чудных коверных нашего цирка — Юрий Никулин и Михаил Шуйдин.

В чем соль этой пантомимы? Друзья решили исполнить акробатический номер, но не тут-то было: выясняется — показывать его нельзя, потому как с одним из них случилось что-то непонятное: руки и ноги расслабли, и весь он обмяк, будто дырявая велосипедная шина.

«Что за история», — думает Никулин. Берет партнера за руку — тряпка, да и только. И тут ему приходит в голову: накачаю обмякшего друга. Притащил насос. Смотрит — куда же воткнуть шланг? И так и этак прикинет... Наконец определил — в рот. Здорово у Никулина это получается: не грубо и смешно.

Вот он качнул раз, качнул два, а тот «дырявый», как надувная резиновая игрушка, на глазах оживает, растет и растет.

Покачал, покачал, остановился. Осматривает. Точь-в-точь водитель, когда пробует шину: не хватит ли?

И вот накачал — полный порядок. Выдернул шланг, и вдруг из этой «шины» начал выходить воздух. Воздух со свистом выходит, а фигура опять обмякает, к самой земле клонится. А мастер не поймет: в каком месте утечка? Пока уразумел, партнер весь обмяк. Снова принялся накачивать. Но на этот раз не опростоволосился: как только шланг изо рта выдернул, сразу же туда затычку — большущую морковину.

Я обрисовал только самый каркас этой пантомимы, а сколько в ней смешных деталей по ходу, и не перечтешь. Через каждые полминуты смех раздается. Замечательная сценка!

Почему я считаю ее замечательной? Да потому, что в ней соблюдены все три условия клоунской пантомимы: первое — правильное обстоятельство, второе — понятность действия и третье — комизм. Поясню: сюжет «Накачивания» так построен, что партнерам ни о чем не приходится говорить. Один из них по сюжету вроде бы неживой, а с таким много не наговоришься, молчание здесь органично.

Но у тех же Никулина и Шуйдина есть другая пантомимическая сценка: «Рыбаки». Клоуны сидят с удочками на островке посреди манежа, мешают друг другу ловить рыбу и ссорятся.

В «Рыбаках» молчание не органично. Зрителю трудно понять, почему люди ссорятся без слов. Хотя они и пытаются оправдать это пугливостью рыбы, но все равно получается — двое немых.

Теперь второе — «понятность действия». При всей своей условности действие пантомимы имеет свою логику: человек прохудился, значит надо его подремонтировать. А раз так, зритель охотно включается в эту игру. Он думает: «Вот чудаки, чего затеяли — накачивать человека, как шину! Ну, давай, давай, поглядим, что из этого получится». Все действия клоунов понятны от начала до конца. А значит, и это условие соблюдено.

Но «правильно» и «понятно» — этого мало. Надо еще, чтобы это правильное и понятное содержало юмор, ведь мы комики, а потому наше оружие — смех. А чтобы вызывать смех, пантомима должна содержать в себе — ну, как бы это сказать, — материал для мимической игры, где бы комик мог удивляться, сердиться, плакать, размышлять, отчаиваться — словом, проявить себя в действии. Причем проявить по-особому, по-клоунски.

Совсем не обязательно, чтобы пантомима была длинной, как сценка «Накачивание». Иногда это совсем короткое действие. Но тоже без слов и смешное, как, например, в трюке с тросточкой. Его может исполнить каждый. Лично я делаю это так.

Кладу на специальный стул (без средних перемычек в спинке) свою тросточку, потому что она якобы мешает мне выйти в стойку, и потом поднимаюсь вверх ногами. Опущу носки крючком, почешу ногой ногу и, проделав все это, гордо раскланяюсь. Надену шляпу и затем беру со стула свою тросточку. Но беру ее не со стороны сиденья, а со стороны спинки. А взять ее так, конечно, невозможно, сколько ни пытайся, тряси не тряси...

Зритель смеется над моим упрямством и недогадливостью, а я все дольше и больше сержусь. И вдруг сообразил: если таким образом трость не взять, возьму ее иначе. И я пролезаю вместе с тростью сквозь спинку в обратную сторону.

Рис. 141.

В заключение беседы скажу: мимические сценки доходчивы, понятны в любом конце земли. Они будят фантазию зрителей, а это самое ценное.

Хорошенько поищите, и вы найдете бессловесные сценки. Надо только, чтобы в них все было на месте: и замысел, и повод для активной мимики, и юмор. А главное, чтобы мысль острая была.

* * *

Вот и все, что я должен был сообщить по плану. Но я считаю, что надо было бы дать несколько образцов реприз для примера.

Начинающие клоуны прочтут и будут знать, как им строить свои репризы на местные темы.

«Ни в коем случае! — возразил Поперек. — Пусть сами думают. На готовеньком, мол, это каждый клоуном станет».

Тогда вмешался Вдоль. Он всегда молчит, молчит, а потом выскажется и — в самую точку: «Все клоуны, от истоков до наших дней, начинали с того, что использовали, многовековое художественное наследие своих предшественников. Пусть и наши юные друзья будут иметь от чего оттолкнуться. Я, говорит, «за». На том и порешили.

 

СТАРИННЫЕ РЕПРИЗЫ И КЛОУНАДЫ.

 

ЭХО

 

Белый (Ведущему). Я хочу познакомить вас с одним достижением в области акустики. Я очень долго тренировал свой речевой аппарат и добился того, что, посылая особым образом звук, могу в любой момент вызвать эхо.

Ведущий. Этого не может быть.

Комик. Серьезно, честное слово, может. Я сам слышал. Ведущий. Эхо — это резонирующий звук. Для этого нужны особые условия. Горы, например.

Комик. Горы... А чем здесь не горы... в нашем дворе целые горы мусора...

Белый. Уходи, ты мне мешаешь.

Комик после препирательств уходит.

Я вижу, вы мне не верите. Что ж, я вам сейчас докажу. (Складывает у рта руки рупором и издает в сторону правой кулисы громкое «эге-ге-ге-ге».)

Оба прислушиваются. «Эге-ге-ге-ге!» — отвечает эхо.

Ведущий. Это удивительно. Не ожидал. Скажите, пожалуйста, а вы могли бы вызвать эхо с этой стороны?

Белый. Что ж, с этой так с этой. Повторяется та же процедура, но влево. Эхо отвечает снова.

Ведущий. Не скрою, я сомневался, а теперь уже почти убежден, что это невероятное акустическое достижение. Но чтобы окончательно увериться, прошу вызвать эхо сверху.

Белый. Сверху?

Ведущий. Да, чтобы эхо раздалось оттуда.

Белый. Это уже гораздо сложнее. Но попробую и надеюсь, что все будет в порядке. (Посылает звук кверху. Оба прислушиваются — эхо не раздается. Смущенно смотрит на Ведущего; издает звук более энергично, и тоже безответно; посылает звуки в нервном тоне.)

Появляется Комик с лестницей на плече.

Комик. Что ты без конца «эгекаешь»? Наверх меня комендант (управдом, дворник) не пустил!..

 

ПЕЧЕНЬЕ

 

Белый, рассердясь на Комика, удаляет его с манежа.

Белый. Пожалуйста, не пускайте его сюда. Впредь с этим человеком работать отказываюсь. Я буду выступать один. Сегодня я продемонстрирую весьма любопытный кулинарный опыт. Приготовлю домашнее печенье не более чем за две минуты.

Ведущий. Позвольте, а где же взять плиту, духовку, посуду?

Белый. Я приготовлю печенье оригинальным способом — в шляпе.

Ведущий. В шляпе, говорите? Вот чудеса!

Белый. А чтобы вы не думали, что это какой-нибудь фокус, я попрошу шляпу у зрителей.

Крадучись от Белого, появляется Комик. Он подает мимические сигналы зрителям, прося не выдавать его. Примостился сбоку, наблюдая

за происходящим.

Друзья, пожалуйста, одолжите кто-нибудь на несколько минут шляпу, кепку или в крайнем случае сумочку...

Ему дают головной убор или сумочку. Благодарю. Не беспокойтесь. Не пропадет...

Комик. И назад не получите...

Белый. Ты здесь? Зачем вы его пустили.

Комик. Я больше не буду. Я перевоспитался. Разреши мне присутствовать!..

Белый. Ну, хорошо, отойди в сторонку и не мешай. Итак, «Приготовление печенья в шляпе».

Униформисты приносят столик, покрытый скатертью Комик порывается помогать, но Белый отстраняет его.

Здесь у меня, как вы видите, имеется небольшая банка. На самом деле это две банки. Одна входит в другую.

Кладу в нее две ложечки белой муки, ложечку сахара, пол-ложечки соли. Теперь одно сырое яйцо. Разбавляю водой. Размешиваю. Подогреваю на огне (секунду-другую держит банку над горящей свечой). А затем выливаю все это в шляпу. (Намеревается вылить содержимое в шляпу, и в этот момент его внимание привлекает лицо Комика, на котором написано выражение крайнего удивления.) Комик в упор глядит на владельца головного убора и начинает хохотать.

Ты напрасно смеешься... А вас прошу не волноваться: с вашей шляпой ничего не станется.

Комик (смеясь). Не волнуйтесь: от вашей шляпы ничего не останется.

В момент, когда внимание зрителя отвлечено, Белый незаметно опускает в шляпу вторую, наружную банку. Проделать это следует быстро и четко. Исполнитель не должен смотреть на свои руки.

Белый. Не волнуйтесь: я отвечаю. Скажите, пожалуйста, какое печенье вы больше всего любите? Миндальное? Будет миндальное... (Он поднимает руку с банкой над шляпой и тонкой струей выливает содержимое, точно направляя его во вторую банку.

На обязанности Комика лежит изобретательно отвлечь внимание зрителей от последующего важного действия Белого: опорожняя банку, он все ниже и ниже склоняет руку, с тем чтобы в самый последний момент точным движением снова вставить одну банку в другую и быстро вынуть обе наружу. Дно внутренней банки, той, которую Белый держал в руках, делается выше наружной, что находилась в шляпе. Пустое пространство между днищами двух банок предназначено для слитой смеси.

Рис. 142.

Все действия Белого требуют специальной тренировки.

Ты совершенно напрасно так хохочешь. Сейчас ты увидишь результат. Теперь я покрываю шляпу этой салфеткой и слегка еще подогрею на пламени свечи.(Незаметным движением Белый открывает клапан на салфетке. Печенье, «заряженное» в салфетку, падает в шляпу.) Раз, два, три... Ну, вот и готово. Подержите эту тарелочку. Повыше... так. И, пожалуйста, осторожно: рассыплете печенье! (Высыпает из шляпы печенье. Комик изумлен. Белый угощает Ведущего, владельца шляпы и других зрителей.) А теперь верни головной убор владельцу.

Комик направляется к нему. Но в тот момент, когда «зритель» хочет взять свою шляпу, Комик как бы вспоминает что-то, поворачивает назад.

Комик. А я тоже могу приготовить. Белый. Верни сейчас же шляпу.

Комик. Пожалуйста. (Повторяется та же игра со «зрителем».) Я догадался, как ты это делаешь, и сейчас тоже... Белый. Верни шляпу. Комик. А он не берет.

Белый сам возвращает шляпу владельцу.

Белый. Прошу не доверять ему никаких вещей.

Комик. А кто ты такой! Не у тебя прошу... Товарищи зрители, что там печенье, я вам сейчас за одну минуту пирог испеку. Дайте шляпу, пожалуйста... (Бесцеремонно сам забирает шляпу или сумочку у специально посаженного зрителя — в цирке это называется «подсадкой».) Не беспокойтесь. Пирог будет—пальчики оближете. Вы с чем пирог любите, с повидлом или с картошкой? А хотите, я испеку комбинированный пирог: с повидлом и с картошкой...

Белый. Я запрещаю тебе!

Комик. Видели, «запрещаю...». А это твоя вещь, ты хозяин? Он думает, что он один может ставить опыты. Не беспокойся...

Белый (зрителю). Я должен вас предупредить, что снимаю с себя всякую ответственность.

Комик. И снимай. Я сам отвечаю. А то подумаешь: «снимаю», «запрещаю». Такой пирог будет — за уши не оттянешь... (Увлеченный пререканием, высыпает в шляпу всю муку, всю соль, весь сахар, затем выливает воду.)

С азартом разглагольствуя, Комик машинально продолжает ссыпать в переполненную шляпу все, что ему попадается под руку. Затем «подогревает» и победоносно вываливает месиво на тарелку. Комик сражен результатом. Он долго не может прийти в себя. И, наконец, пытается улизнуть. Униформисты задерживают горе - кондитера.

Ведущий и Белый настаивают на том, чтобы он вернул шляпу владельцу. Вконец смущенный Комик пытается вручить шляпу по назначению, ее владелец гневно швыряет обезображенный головной убор.

— Я буду жаловаться дирекции, — угрожает он и направляется к выходу.

Белый. Гражданин, минуточку, остановитесь. Приносим вам свои извинения. Прошу не сердиться: это была клоунская шутка. Пострадала не ваша шляпа. Незаметно я сделал подмену: вот ваша (возвращает невредимую шляпу), а эта его шляпа...

Комик пантомимически выражает крайнее потрясение и в этом состоянии

покидает манеж.

 

КЛОУНСКИЕ РЕПРИЗЫ НА МЕСТНЫЕ ТЕМЫ (Примерные образцы)

 

ЗАПАСНЫЕ ЧАСТИ

— Что у тебя в руках?

— Это электрическая дрель, ты только взгляни! Ее сделали наши семиклассники на занятии кружка электромеханики. Правда, здорово: сами сделали дрель и даже с двумя запасными башмаками электромагнита!

— Подумаешь: «с двумя башмаками». Вот наши восьмиклассницы на занятии по домоводству сшили рубашку (халат, форменное платье и т. п.) даже с... тремя рукавами.

Демонстрируется изделие с тремя рукавами. Третий рукав пришит

к спинке.

 

НО КАКОЙ ЦЕНОЙ...

В состоянии радостного возбуждения появляется Комик. В руке у него лист бумаги. На плече палка, увенчанная огромной связкой стоптанной

обуви всех сезонов.

— Поздравь меня. Получил. Теперь поиграем!

— Подожди, объясни толком, что ты получил?

— Разрешение получил. Вот оно!

— Какое разрешение?

— Разрешение на организацию у нас во дворе спортивной площадки. На, беги, обрадуй ребят.

— Подожди, а ты-то куда несешься?

— Лечу отдать в починку вот эту обувь.

— Откуда у тебя столько старой обуви?

— А это та обувь, которую я износил, пока получил это разрешение.

 

ОБРАЗЦЫ КОРОТКИХ РЕПРИЗ

 

— Который час?

— Сейчас скажу. (Клоун поднимает штанину, огромные часы, у него прикреплены к щиколотке.)

— А почему у тебя часы на ноге?

—— Видишь ли, мне поручили распространить билеты на наше представление. А я сказал: «А что за интерес идти на него! Кто возьмет эти билеты?» А меня ответственно предупредили: «Да у тебя их с руками оторвут!» Ну вот, таким образом, я и решил уберечь хотя бы свои часы...

— Ты не можешь объяснить мне, что такое кашне?

— Кашне — это, по мнению некоторых, лучшее приспособление для прикрытия немытой шеи...

— Ты выпустил «молнию»?

— Какую молнию?

— Тебе же поручили выпустить листок-«молнию».

— Пока гром не грянет, никакой молнии не будет.

—— Ты опять так поздно явился?— Зато уйду пораньше.

* * *

— Так на чем мы остановились?..

— (Поглядел себе под ноги.) На ковре.

В заключение наших бесед хочу сообщить, что мы втроем: Вдоль, Поперек и я — составили для слушателей «Университета клоунады» памятку. Вот она, пятнадцать параграфов!

 

Рекомендуем прочитать и следовать нашим дружеским советам:

1. Если можешь удержаться от клоунады, удержись!

2. Если не удержался, обязан стать только хорошим клоуном. Зрители тебе ничего плохого не сделали — уважай зрителей, не испытывай их терпения.

3. Тренируйся больше, прохлаждайся меньше. В цирке так: чем больше освоишь, тем дороже стоишь.

4. Тебе придется стать не только умелым жонглером, эквилибристом, прыгуном, но и скульптором: тебе предстоит вылепить свой клоунский образ. Вылепить и вдохнуть в него жизнь. Вдохнуть и вывести на манеж. Вывести и завоевать симпатии зрителей.

5. Даже самая нелепая шляпа на голове у комика еще не делает его смешным. Только того клоуна дело в шляпе, который овладел мастерством актера.

6. Будь наблюдательным. Подмечай в жизни смешное и научись превращать это в репризу.

7. Реприза — хлеб клоуна. Как без хлеба за столом пусто, так и без репризы на манеже грустно. Добывай свои репризы с таким же умением, упорством, трудом, с каким хлебороб добыл хлеб, который ты ешь.

8. Многословие — враг клоуна. Действия — на рубль, слов — на копейку!

9. Трюк — одно из самых действенных выразительных средств. Хороший трюк — снаряд в руках клоуна. Весь вопрос — в кого им целиться. Глупо расходовать снаряды на воробьев.

10. Помни: в клоунаде дважды два далеко не всегда четыре. Сколько отличных реприз построено на том, что «дважды два — пять».

11. В клоунаде не комикуй, а кумекай.

12. Дружи с реквизитом: он для клоуна, что мастерок для каменщика: инструмент небольшой, а какие сооружения воздвигает!

13. Коверный, будь предельно точен и не менее тактичен. Хочешь помочь артистам — не мешай им: не отвлекай на себя внимание зрителей.

14. Реприза на местном злободневном факте, пусть даже самая крошечная, куда ценнее, чем целое антре на отвлеченную тему. Веди прицельный огонь.

15. Не теряй чувства меры. Не забывай: сценическая минута равна астрономическому часу. Хорошая, вовремя поставленная точка — лучшее украшение твоего выступления.

На этом и мы ставим точку.

 

СЛОВАРИК ЦИРКОВОГО АРТИСТА-ЛЮБИТЕЛЯ

 

АКРОБАТИКА. Основа основ всего циркового искусства. Чем бы начинающий артист ни решил овладеть — жонглированием ли, эквилибристикой, хождением по проволоке, даже клоунадой, ему не обойтись без занятий акробатикой. Из всех ее видов полезнее всего прыжковая акробатика. Полезнее из-за своих универсальных свойств. Именно она способна выработать у вас подвижность и расторопность, ловкость и чувство ритма. Но этого мало. Прыжковая акробатика исправляет недостатки человеческого тела. Что важно — прыжки не «накачивают» какую-либо одну часть тела: плечи или ноги, а дают человеку гармоничное развитие. Акробатические прыжки вырабатывают решительность, умение реагировать мгновенно. Они делают мышцы необычайно чуткими. Неспроста, готовясь к труднейшим полетам, космонавты закаляют себя и акробатикой. Такую акробатическую тренировку прошли и первые космонавты мира Ю. Гагарин и Г. Титов.

АРТИСТИЧНОСТЬ. Иногда про актера говорят: «Он артистичен». А что такое артистичность? Может быть, она свойственна человеку, ставшему артистом-профессионалом? Нет! Бывает, что и среди профессионалов встречаются люди, не обладающие артистичностью, и, наоборот, нередко любители наделены этим свойством. Тогда что же все-таки означает это слово? 1В понятие «артистичность» входит многое. Это и способность завоевывать симпатии зрителя и умение приковать их внимание, и непринужденность в действиях, и обязательно чувство меры и легкость, с какой артист проделывает сложные упражнения.

Исполнитель не может быть артистичным, если он всецело поглощен одной-единственной задачей: «как бы не завалить трюк». Это делает все его движения напряженными, скованными. Он работает для себя, а не ' для зрителя. О какой артистичности может идти речь, если молодой актер насуплен, угрюмо сосредоточен — про таких в цирке говорят: «взбычен».

АССИСТЕНТ. Так в цирке называется помощник артиста. Не всякий может быть ассистентом. К этому тоже нужно подготовиться. Даже такую простую штуку, как взять артиста на плечи, поднести его, скажем, к лестнице, балансируемой на ногах, и помочь перейти на нее с плеч, тоже хорошо не сделаешь вдруг. Еще труднее быть ассистентом жонглера или иллюзиониста. Лучший ассистент — ваш товарищ по работе.

АФИША. Когда придет день первого выступления, пусть возвестит о нем афиша. Цирковое зрелище необычайно красочно. И афиша, приглашающая зрителей на представление цирка вашего двора, тоже должна быть многокрасочной, яркой, изобретательно составленной, чтобы от одного взгляда на нее стало весело, чтобы непременно возникло желание посмотреть представление.

БАРЬЕР. В цирке барьер — это не только декоративное обрамление вокруг манежа, он используется и как своеобразная круговая площадка: по ней прыгун идет флик-фляками, дрессированная собачка пробегает на передних лапах. Кроме того, барьер служит местом крепления различных растяжек. Поэтому цирковой барьер делается очень прочным. В любительском цирке он может нести лишь декоративные функции. Самый простой барьер можно сделать из колышков и газетной бумаги. Вбейте в землю по кругу, на расстоянии 50 сантиметров один от другого, колышки. Они должны возвышаться на 20 сантиметров. По их вершинкам протягивается веревка. Остов барьера готов. Теперь нужно надеть на него чехол. Хорошим чехлом могут стать старые газеты. Сложите газету вчетверо (по длине) так, чтобы она приняла форму крыши. Затем проклейте ее и сплошь покройте либо масляной, либо эмалевой, либо нитрокраской. После просушки «домики» можно надевать на веревку, протянутую между колышками. Барьер в цирке имеет с двух сторон раздвижные створки. Вашему манежу створки необязательны. Чтобы ар* тистам не приходилось перешагивать через барьер, оставьте в кругу полутораметровый просвет.

По окончании программы колышки вынимаются и хранятся вместе с «домиками» до следующего представления.

БИНТ. Добрый друг циркового артиста, его «палочка-выручалочка». Кольца, мачты, подставки, лестницы, туго обернутые перед выступлением бинтом, приобретают опрятный вид, не требуют времени на просушку (в отличие от реквизита, покрытого краской) и, что очень важно, не скользят в руках. Поэтому артисты цирка отдают предпочтение не окрашенному реквизиту, а «забинтованному».

БЛЕСТКИ. Сверкающие разноцветные кружочки. Нашитые на цирковой костюм, придают ему нарядный, красочный вид.

БЛОКИ (тройные). Необходимая принадлежность всякого цирка. С помощью блоков подвешиваются лонжи. Блоками натягивают всевозможную аппаратуру. Неотъемлемая часть блоков — прочные веревки. Будущим артистам необходимо бдительно следить, чтобы веревки, продетые через ролики блока, и оси, на которых вращаются ролики, были всегда в порядке. Не допускайте, чтобы они изнашивались.

БОГЕН. Так называют в цирке прогнутую назад спину. Сделать стойку с богеном — это значит, встав на руки, круто изогнуть спину в пояснице. Боген — это также и «мостик». Про артиста могут сказать: «У него хороший боген». Это будет означать, что он гибкий, хорошо прогибает спину назад. Сгибание вперед до полной складки называется клишником.

БОЛЕЗНЬ ВЫСОТЫ. Этому подвержены многие начинающие артисты. Когда приходит время поднимать аппарат наверх и наступает такой момент, что нужно начинать тренироваться на бамбуке, на проволоке, на лестнице, новичков охватывает страх. Едва они поднимутся вверх, сердце начинает биться учащенно, лицо бледнеет, ладони становятся влажными, человека бьет дрожь, мышцы расслабляются. Ни о каком выполнении трюков в это время не может быть и речи.

Как же бороться с этой болезнью? Лучшее средство — надежность лонжи, опытность пассировщика и правильная методика — постепенность. Набирать высоту нужно осторожно, шаг за шагом. Не последнюю роль играет волевое начало: «приказывание себе», самовнушение.

ВОЛЯ. Способность преодолевать трудности. Воля не является врожденным свойством человека. Воля воспитывается. Ее нужно закалять и тренировать.

Бывает, что у артиста не получается какой-нибудь сложный трюк. Бьется он над ним, бьется — не идет, и только!

И лишь воля, лишь упорное стремление во что бы то ни стало овладеть неудающимся трюком не позволяют артисту бросить работу и приводят его в конце концов к успеху.

Каждый из вас, безусловно, может развить свою волю. Начинать нужно с малого. Ставьте перед собой конкретные задачи и непременно, любой ценой добивайтесь их осуществления. «Я обязан сделать то-то и то-то, и я сделаю, чего бы мне это ни стоило», — должны приказывать вы себе. Разумеется, такой самоприказ должен быть разумным и целесообразным. Именно так начинается воспитание воли. Кто научится добиваться выполнения собственных решений, тот сможет достигать успехов в овладении труднейшими цирковыми трюками.

ВНЕШНИЙ ВИД. Цирковое представление — это всегда праздничное зрелище. Вот почему внешний вид артиста дело отнюдь не десятое. У выходящего на манеж не должно быть домашнего, будничного вида. Арена этого не терпит. Выступление артистов лишь тогда вызовет желание зрителей быть похожими на них, когда в номере будут не только интересные трюки, но когда и сами артисты своим внешним видом производят приятное, радующее глаз впечатление.

ГИПЕРБОЛА. Преувеличение. Один из приемов комического. Гиперболичным может быть костюм комика, его реквизит и сценическое поведение. Гиперболическое, иначе еще называют утрированным, то есть увеличенным втрое. Образ дяди Степы, снимающего с проводов воздушного змея, создан Михалковым приемом гиперболы.

Комики любительского цирка, умело пользуясь гиперболой, усилят доходчивость своих реприз, номеров, сатирических антре.

ГЛАЗА. Распространенной ошибкой начинающих артистов является то, что они от смущения или от неосведомленности упорно прячут глаза. Зрители, лишенные возможности видеть внутренний мир актера, отражающийся в его глазах, остаются равнодушными. Следует уяснить и делать для себя непременным правилом: где бы вы ни находились: на верху лестницы, на проволоке, на стульях — словом, на любом снаряде или на манеже — не прячьте глаза.

ДИАЛОГ. Разговор двух партнеров. Он подчиняется общим сценическим законам: уметь слушать и слышать партнера (а не делать вид), смотреть на партнера и видеть его: отвечать партнеру, а не мимо него. В цирке говорят: «Не наступай партнеру на хвост». Это означает: давай партнеру возможность произнести свою реплику до конца, не перебивай его (когда это не вызвано специальной задачей).» Распространен в цирке и пантомимический, безмолвный диалог. Безусловно, он встретится и в вашей практике. Не допускайте, чтобы такой диалог напоминал разговор двух глухонемых. В пантомимическом диалоге разговор на языке жестов и мимики должен быть оправданным, органичным, выразительным.

ЕЖЕДНЕВНОСТЬ ЗАНЯТИЙ. Практика показывает, что регулярные ежедневные тренировки, даже короткие, скажем по часу, гораздо продуктивнее, чем трех-четырехчасовые, но не каждый день. Когда организм привыкает к определенному режиму и ритму, он делается наиболее податливым и восприимчивым. Стремитесь к систематичности занятий.

ЖАНР. Род искусства. В цирке большое количество жанров. Они могут быть подразделены на основные и неосновные. Такие, например, как акробатика, жонглирование, клоунада, дрессировка, эквилибристика, относятся к основным. А звукоподражание, стрельбу по целям можно отнести к неосновным жанрам. Когда в коллектив приходят новички, у них начинают разбегаться глаза: и акробатика манит и воздушная гимнастика влечет; в каждом жанре хочется попробовать свои силы. Вне сомненья, новичкам полезно практически познакомиться с разными жанрами; но для того, чтобы добиться каких-то результатов, необходимо в конце концов сделать твердый выбор. Где-где, но в цирке ничего нельзя делать кое-как. Основа цирка — мастерство. А людям «разбросанным» мастерством не овладеть. Оно дается только целеустремленным.

«ЗАВАЛ». Профессиональное цирковое словечко. Так говорят за кулисами, когда какой-нибудь трюк во время представления не удался, когда произошел срыв. Часто любители недоумевают: «А как поступить, если случится завал: повторять трюк или идти дальше?» Если вы исполняете не сценку, где нельзя отходить от сюжета, нарушить логику действия, а номер, в котором демонстрируются трюки, то в этом случае неудавшийся трюк лучше повторить. Но опять же, смотря по тому, уверены ли вы в этом трюке, надежно ли он отработан. Важно только, чтобы такая потачка себе не стала привычкой. Следует помнить — завал не украшение номера. Зритель требует от артиста чистоты выполнения номера.

«ЗАКОРЮЧКА». Так в цирке насмешливо называют новичка, который еще не овладел правилом, обязательным для всех артистов. Вот это правило: при выполнении любого трюка, любого упражнения (если нет особой необходимости) ноги должны быть туго вытянуты в коленях и в подъеме. Посмотрите на рисунок 143, на нем изображены два положения ноги — неправильное (слева) и правильное (справа). Всячески остерегайтесь быть «закорючками».

Рис. 143.

ЗУБНИК. Специальное приспособление, которым чаще всего пользуются воздушные гимнасты. Зубник — это кожаный «каблучок» для прочного закуса и удерживания зубами. На его противоположном конце металлический крючок или шарикоподшипниковая вертушка. Хотя трюки с зубниками можно видеть на манеже довольно часто, следует предостеречь начинающих гимнастов от применения их. Мало того, что подобного рода трюки приносят вред зубам, они еще производят неприятное впечатление: лицо ловитора, висящего вниз головой, багровеет от прилива крови, жилы на шее вздуваются. Нет, решительно не советую пользоваться такими антихудожественными трюками. Тем более что в гимнастике непочатый край красивых, изящных трюков, которые будут приносить вашему организму не вред, а пользу, зрителям же — радость.

ИНСПЕКТОР МАНЕЖА. Инспектор, как правило, объявляет номера, руководит униформистами, отвечает за технику безопасности: следит, чтобы аппаратура была в исправности. В любительском цирке лучше, если функции инспектора будут распределены между несколькими членами коллектива. Для циркового представления нужен человек, который бы мог четко и вразумительно объявлять номера, то есть вести программу (отсюда и его название — ведущий). Роль ведущего с успехом может выполнять и девушка.

В некоторых любительских цирках ведущие читают в начале представления стихи, специально написанные самодеятельными поэтами. Какими качествами должен обладать ведущий? От него требуется, чтобы он был собранным, подтянутым, чтобы имел хорошую дикцию и память (плохо, когда ведущий объявляет номера по шпаргалке). Думается, что среди ваших друзей сыщется такой человек, который станет хорошим ведущим.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ НОМЕРА. Номера, которые выполняются группой участников. Безусловно, это лучшая форма для самодеятельных цирков. Такая работа особенно хорошо воспитывает чувство коллективизма, чувство общей ответственности и взаимопомощи. Даже нетрудные трюки производят хорошее впечатление, если они выполняются слаженно группой артистов. Коллективные номера могут иметь место в любом жанре. Чем больше в программе вашего цирка будет групповых номеров, тем она станет интереснее.

КОЛЬЦА. Один из гимнастических снарядов. Цирковые кольца несколько отличаются от спортивных, имеющих, как известно, круглую форму. В цирке кольца — это небольшие пятнадцатисантиметровые деревянные или металлические ручки, слегка изогнутой формы. Помимо того, что они используются в номерах воздушных гимнастов, кольца незаменимы как снаряд для тренажа мышц рук и торса. Лучшая «отработка» мускулистости тела — специальное упражнение, называемое в цирке «штиц». Эго силовой выжим в упор. Тренировать выжим необходимо ежедневно. Когда вам удастся добиться того, что вы будете делать 10 «штицов» подряд, вы не узнаете своей фигуры, так она окрепнет, «нальется» мускулами,

КОСТЮМ АРТИСТА. Важная деталь оформления номера. В больших цирковых коллективах костюмы изготавливаются по эскизам художника. В цирке вашего двора рассчитывать придется лишь на собственную фантазию, выдумку и возможности. Ваши инициатива и находчивость, безусловно, позволят успешно преодолеть и это препятствие. Кто не помнит, как Лика, сестра Малеева, помогла сшить костюмы для выступления Вити и Кости. Костюмы получились хоть куда. И добилась такого эффекта изобретательная девочка самыми нехитрыми средствами: она смастерила из разноцветной бумаги два колпака и обклеила их золотыми да серебряными звездочками. Кроме того, она сделала серебряные воротники и золотые манжеты. Эти детали придали нашим артистам прямо-таки шикарный вид. Вот что могут сделать умелые руки! А разве такое же не в силах выполнить каждая девочка? Безусловно, выполнит. А какой выдумкой блеснули юные цирковые артисты станции Морской Ростовской области! Стоило им нашить на две одинаковые клетчатые рубашки несколько огромных ярких пуговиц из ваты и марли, как обыденная одежда сразу преобразилась. Четыре светлые юбочки из марли, ожерелье из шиповника, венки на головах, и вот уже исполнительницы игр с тарелочками сделались «индийскими» артистками. Цветной домашний халатик да полотенце, повязанное чалмой, — и Валерий Шагинян превратился в мага-волшебника.

Да мало ли что еще могут придумать находчивые артисты юношеского цирка. Взять, к примеру, фольгу — серебряные обертки от шоколада, конфет, чая. Фольга хорошо наклеивается. Сделать колпаки, воротники, манжеты, пуговицы, туфли совсем нетрудно с помощью квадратиков и кружочков фольги. Сшитые из любых лоскутков плащ или накидка, сплошь обклеенные фольгой, при вечернем свете будут выглядеть красочными и нарядными. Собирайте фольгу. Когда придет время, она прекрасно поможет оформить ваше представление.

Цирковой костюм должен отвечать следующим требованиям: быть опрятным, удобным в работе и карнавально-ярким.

КРЕПАТУРА. Болевое ощущение во всем теле от перетренировки мышц. В иных случаях крепатура ощущается лишь отдельными группами мышц. Нередко новички, почувствовав крепатуру, ударяются в панику, прекращают тренировку. Так было и со мной в дни цирковой юности. «Ничего, ничего, — успокаивал меня учитель, — это растут мышцы, продолжай занятия, только чуть поменьше...» И действительно, дня через два-три боль прошла.

ЛОНЖА. Предохранительный страховочный пояс. Лонжи бывают ручными и подвесными для безопасной тренировки упражнений, выполняемых на высоте. Веревки подвесной лонжи проходят через два блока, прочно укрепленных вверху на расстоянии 2—4 метров один от другого. Страхует на подвесной лонже один человек, а на ручной — двое пассировщиков Кроме этих двух видов, лонжей называют и небольшой трос с карабином, который воздушные гимнасты прикрепляют к своим поясам. Нередко такие лонжи сделаны столь искусно, что зрители не замечают их. Лонжи могут страховать не только человека, но и реквизит: сигары, лестницы и т. п

Лонжа — это первое, о чем должны подумать будущие организаторы самодеятельного цирка. Она верный друг циркового артиста.

МАНЕЖ. Круглая с мягким покровом площадка, место выступления цирковых артистов и дрессированных животных. Манеж в цирках всего мира имеет один и тот же размер — 13 метров в диаметре. Исторически этот размер продиктован конной акробатикой, когда-то главенствовавшей в цирках.

На зеленой лужайке пионерского лагеря, в парке или у вас во дворе манеж следует делать меньшего размера, скажем от 7 до 10 метров Если цирк во дворе, то следует предусмотреть удобный выход для артистов. Проще всего использовать один из подъездов дома. Но тогда непременно должна быть комната в нижнем этаже (возможно, дворницкая), где бы юные акробаты и гимнасты могли готовиться к своему выходу. Если такого удобного помещения нет, то огородите рядом с манежем уголок — гримировочную. Для этого вам придется смастерить специальные ширмы. Превосходные ширмы можно сделать из старых газет, проклеив их в три слоя и покрасив (из старых газет делают даже лодки). Остается набить бумажные щиты на створки, сделанные из реек, — и гримировочная готова. Хорошо бы еще посыпать манеж свежим песком, а лучше того опилками. Если опилки окрасить анилиновыми красками или разноцветными чернилами, то перед началом представления художники-любители выложат на манеже из окрашенных опилок красивый рисунок. Предусмотрите специальное ограждение между манежем и выходом артистов, с тем чтобы никто из зрителей не пробегал здесь во время представления. Важное значение имеет выбор места для манежа. Прикидывая, где лучше очертить круг манежа, думайте не только об артистах, но и о зрителях, которым должно быть удобно смотреть представление. Если же представление готовится на зеленой лужайке за городом или в парке, то лучшее место для манежа под горкой. Гримировочную в этом случае следует делать с таким расчетом, чтобы она была напротив горки, на которой амфитеатром разместятся зрители.

МУЗЫКАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ. Музыка — неотъемлемая часть номера и программы циркового представления. Она усиливает восприятие номера, помогает артистам. Кто же не знает, что под музыку всякая работа лучше спорится. В цирковом номере музыка — это как бы речь артистов. Каким будет музыкальное оформление вашей программы, этот важный вопрос в каждом отдельном случае следует решать, исходя из местных условий. Есть кому играть на пианино или рояле — очень хорошо. Музыкант может аккомпанировать даже у себя в комнате, глядя на артистов через открытое окно. Есть гармонист или баянист — тоже неплохо. Имеется возможность собрать небольшой оркестрик — лучше некуда. Хорошим сопровождением программы могут служить и радиола и магнитофон. Что важно — не повторяйте ошибки некоторых самодеятельных коллективов, где о музыке спохватываются в последнюю минуту; от такой музыки мало проку. Музыкантам недостаточно познакомиться с каждым номером, необходимо еще и прорепетировать. Ведь даже по ходу одного номера бывает нужна смена темпов и ритмов. И очень плохо, если музыкант, не знающий номера, начнет под плавные движения играть галоп, а под резкие затянет заунывную мелодию. А подбор музыки должен быть таким, чтобы она усиливала художественное впечатление от каждого номера и всей программы. Вот почему о музыкальном сопровождении следует подумать заранее.

НОМЕР. Законченное сценическое действие, имеющее начало, развитие и завершение. Номер — часть циркового представления. Он состоит из отдельных трюков или трюковых комбинаций, объединенных в общую композицию. Номер всегда подчинен какой-либо задаче, например: продемонстрировать незаурядную ловкость, силу, гибкость, высокое чувство равновесия. Исполнение номера ограничено временем — от 5 до 12 минут.

В построении номеров нет непреложных, раз и навсегда установленных законов. Здесь обычно приходится искать и находить свои пути. Правда, имеются некоторые, рожденные практикой правила, скажем правило нарастания. О чем оно говорит? Номер должен быть гак построен, чтобы интерес зрителей возрастал от трюка к трюку и достигал своего высшего момента в финале. Финал — самая ударная, самая важная точка выступления. Цирковое искусство, как и всякое другое, не терпит шаблонов. Создание номера дело живое. Оно требует души и размышлений. Вот почему здесь не может быть никаких готовых рецептов. Все будет зависеть от вашего вкуса и фантазии, от местных условий и возможностей. Здесь открывается широкий простор для вашей инициативы. Вы должны научиться действовать самостоятельно. Обдумывая каждое движение, прикидывая и так и этак, переставляя и снова пробуя, советуясь с друзьями и старшими, вы <в конце концов будете каждый раз отыскивать интересное, свежее построение номера. В этом трудность и в этом же радость, какую дает решение всякой трудной задачи.

ОФОРМЛЕНИЕ. Оформить номер — это значит создать и сшить костюмы, отделать реквизит, установить световые эффекты, придать представлению красочность, праздничную зрелищность.

Если в программе вашего цирка есть воздушные гимнасты, значит будут и столбы для подвески аппаратуры, а коли так, то возникнет необходимость придать этим столбам более нарядный вид: они могут быть задекорированы цветными гирляндами, а то и фонариками. Художественно оформленным может быть и манеж — расцвечен окрашенными опилками, и форганг (занавес, отделяющий кулисы от выхода на манеж). Лучше, если форганг будет раздвижной — на кольцах. Так удобнее выходить артистам и выносить реквизит. Девочки-актрисы и девочки — друзья вашего цирка, конечно же, смогут сшить занавес. Он должен быть небольшим по высоте, 2—2,5 метра. Ширина обеих створок 2,5—3 метра. Материалом могут служить любые лоскуты и обрезки. Все это сшивается по размеру, затем вверху занавеса приделываются колечки и через них продеваются веревки для раздержки. Остается придать красочный вид форгангу. Круги и кольца из разноцветной бумаги, со вкусом наклеенные на такой занавес, сделают его ярким и нарядным. Хороша для этой цели и фольга.

Занавес может быть сделан и по-другому. На ткацких фабриках имеются отходы — картонные шпули (фабрики охотно отпускают их). Если такие шпули покрасить в яркие тона, а затем нанизать, как бусы, на веревочки и повесить рядком над входом — получится великолепный форганг.

При инициативе и находчивости можно всегда изобретательно оформить свой цирк.

ПАРТНЕРЫ. Ближайшие соучастники номера, тесно связанные одним общим делом. Впрочем, такое определение слишком общо. Партнер — это ваш друг, которого вы должны понимать с полуслова. Вы вместе создаете номер, вместе делите успех и неудачи. Партнеры — одно целое. Это обязывает партнеров быть чуткими друг к другу. В цирке есть правило: «Веди себя на тренировке и выступлении так, чтобы партнеру было удобно». Случится завал или что-то не удается — ищи причину ошибки в себе, не срывай на партнере раздражение, особенно если он младше. Два-три раза не сдержался, потом это войдет в привычку. Партнеры схожи с гребцами, застигнутыми бурей в открытом море; у каждого из них по веслу, и оттого, как дружно и согласованно станут о<ни грести, будет зависеть их спасение.

Дружить не легко. Что греха таить, иногда приходится наблюдать за кулисами жаркую перебранку между партнерами: «Ты виноват!» — «Нет ты!» — и, как говорится, пошло-поехало .. У китайского народа есть пословица: «Не делай и не желай другому того, чего бы ты не сделал и не желал себе». Она применима и к отношениям между партнерами.

ПАССИРОВКА. Распространенное в цирке понятие. Пассировать — значит смягчать удар, толчок. Артист пассирует либо себя, то есть умело пружинит ноги, спрыгивая, например, с плеч партнера, либо реквизит, скажем «сигару», подброшенную вверх, которую он мягко ловит ногами, либо другого актера. Допустим, новичок разучивает сальто, более опытный пассирует его: подкручивает и одновременно страхует от падения.

ПЕРВОЕ ПОЯВЛЕНИЕ АРТИСТА. Лишь только артист выходит на манеж, как зрители принимаются пристально разглядывать его. Так делаете и вы, сидя в зрительном зале. Впечатление, какое артист производит своим первым появлением, весьма существенно. Почему? Да потому, что артист на манеже пребывает считанные минуты. За тот недолгий срок, что ему отпущен в программе, он должен приковать внимание зрителей к себе. Хороший артист добивается этого с первой же секунды появления на манеже. В цирке говорят: «Нужно уметь получить у зрителя кредит». Это означает: расположить зрителя к себе еще до начала номера. Вот почему вы обязаны заранее продумать все детали первого появления перед зрителем.

ПРАКТИКА. Под этим словом подразумеваются выступления перед зрителем с целью обретения опыта. В цирке, выпуская новичка на манеж, ласково напутствуют: «Привыкай к публике». Частые выступления вселяют в молодого артиста уверенность, уменьшают мешающее работе волнение. Не пренебрегайте практикой, она полезна.

РАЗМИНКА. Разогрев мышц и связок, приведение их в рабочее состояние перед тренировкой и выступлением. Для чего необходима разминка? Наши мышцы и связки в обычное время, не двигаясь активно, делаются малоподвижными, сокращаются, или, как говорят в цирке, «спят». При внезапных резких движениях они не успевают «проснуться», то есть прийти в рабочее состояние, стать эластичными. Отсюда и происходят травмы: растяжение сумки или связочного аппарата, смещение межсуставных хрящей (менисков). Особенно часто, как показывает практика, растяжения и вывихи случаются в плохую погоду: при сырости, холоде, пониженном атмосферном давлении.

Чтобы избежать этого, никогда не забывайте размяться перед каждой тренировкой, перед каждым выступлением. Разогрев обязательно должен быть постепенным. Сначала несложные плавные движения, и лишь после этого допустимы резкие прыжки, батманы, шпагаты и прочее. Удобна для разминки детская скакалка.

СТОЛБЫ. В данном случае приспособление для подвески аппаратуры воздушных гимнастов. Приобретение и установка столбов (бревен) дело не простое. Бревна — это ценный строительный материал. Без помощи жилищной конторы, школы или шефов здесь не обойтись. Бревна нужны стандартных размеров, 6—7-метровые. Как следует их установить? Первое — столбы необходимо ошкурить, то есть снять кору. Затем два продольных бревна скрепить третьим — поперечным. Для этого нужно отпилить трехметровый конец. По краям выдолбить гнезда. В них вставляются шипы продольных столбов и усиливающих откосов. Когда поперечина и откосы будут укреплены, необходимо для прочности вбить на каждом конце по две скобы. Вся воздушная аппаратура надежно подвешивается к верхней поперечной перекладине, пока еще столбы находятся на земле в лежачем положении. Ямы следует вырыть заранее, а также заранее должно быть заготовлено изрядное количество камней. Глубина ям не менее 1—1,5 метра. Расстояние между ними 3—4 метра. После этого гигантская, расширяющаяся книзу буква «П» поднимается «в рост» и ее просмоленные концы погружаются в ямы. Перед засыпкой ямы заполняются камнями, земля вокруг столбов хорошо утрамбовывается. Помимо этого, каждый из столбов необходимо укрепить боковыми бревенчатыми откосами. Лишь после этого столбы годны в дело.

Если окажется возможным вместо столбов изготовить с помощью предприятия металлические опоры — мачты, то это будет совсем хорошо. Такие опоры более удобны и более надежны. Они не врываются в землю, как деревянные столбы, а крепятся растяжками (тросами и блоками). После представления мачты быстро убираются.

СЦЕНКА. Короткое театрализованное действие, построенное на использовании цирковых приемов того или иного жанра. Сценка требует: 1) логически развивающегося действия (сюжета); 2) полной его понятности; 3) оправданного использования цирковых трюков; 4) четких и ярких образов. Придумывая сюжет, место действия и образы, прежде всего исходите из природы того циркового жанра, в каком вы специализируетесь. Предположим, что вы эквилибрист на вольностоящей лестнице и решили создать сюжетную сценку. Вспомните, где в быту встречается применение лестницы, у каких профессий? У маляров, у мойщиков окон, трубочистов, электромонтеров. Но к помощи лестницы может прибегнуть и любой другой человек, скажем, решивший у себя дома побелить потолок или подвесить люстру.

Если вы будете опираться на жизненные наблюдения, если сможете следовать тем требованиям, которым подчиняется этот вид циркового искусства (о них только что говорилось), вы, безусловно, сможете создать оригинальную и интересную сценку.

ТРЮК. Цирковое понятие трюк очень ёмкое. Трюк — это и жонглирование кольцами, и длинный пассаж акробатов, состоящий из пяти-шести или более упражнений, и несколько сальто-мортале, выполненных дрессированной собакой, и действие эксцентрика, который, допустим, вымыл руки струей воды, льющейся из... ручки зон тика.

В трюке или в трюковой комбинации важное значение имеют четыре пункта: 1) оригинальность; 2) свежий, необычный подход; 3) ударная точка (см. слово «финал»); 4) чистота и артистичность выполнения. Возьмем для примера трюк: «Жонглирование шариками» — один из старейших в цирковом искусстве. Когда-то было так: артист подходил к барьеру и брал лежащие на нем шарики. Неизвестно, кому из жонглеров пришла в голову мысль раскладывать реквизит не на барьере, а на красивом никелированном столике. Новинка произвела впечатление. И вот жонглеры во всем мире начали брать реквизит со столиков. Тогда кто-то изобрел новый подход к трюку: сделал в крышке стола секретную пружину, которая в нужный момент выбрасывала шарики в руки жонглера. Выдумка весьма понравилась зрителям. Но со временем и это не стало новинкой. Какой-то находчивый жонглер решил отказаться от столика. Шарики ему стала выбрасывать красивая девушка. Однако некоторое время спустя и это стало обычным. Пришлось искать новый подход: шарики начал подавать жонглеру коверный, при этом он спотыкался, ронял их, оттеняя своей неуклюжестью ловкость жонглера. Потом появился новый подход к этому трюку: шарики летели отовсюду, артист едва успевал поворачиваться, чтобы ловить их. Это придало блеск номеру жонглера, удачно подчеркивались его расторопность и сноровистость. Затем кто-то еще более усложнил подход к трюку — шарики стали лететь с одной стороны, но жонглер, ловя их, меланхолически отворачивал голову, и реквизит как бы по волшебству, попадал прямиком в его протянутые цепкие пальцы. Новый подход к старому трюку стал вызывать восторг зрителей.

На примере трюка с шариками видно, какое значение может иметь свежий подход.

В своих будущих номерах каждый раз стремитесь к оригинальным трюкам, к неизбитым подходам, старайтесь находить ударную «точку» и выполнять трюк артистично.

ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ. Предупредительные меры от несчастных случаев. Это вопрос огромной важности. Там, где молодым артистам приходится иметь дело с подвеской и установкой аппаратуры, где есть растяжки, блоки, крючки, где работа происходит в вышине, как, скажем, на лестнице, балансируемой на ногах, там крайне необходимо обращать самое пристальное внимание на технику безопасности. В профессиональном цирке на каждый аппарат, на каждый снаряд имеется «технический паспорт». Инженеры сделали расчеты на выносливость и прочность каждого узла аппарата, каждого болтика, каждой растяжки. И никто не имеет права заменить в аппарате ни одной гайки, не согласовав этого с ответственным за технику безопасности. В любительском цирке вряд ли будут созданы паспорта на аппаратуру. Поэтому сами исполнители обязаны серьезно, с чувством полнейшей ответственности подходить ко всему, что таит в себе риск, что может привести к несчастному случаю. Каждый крючок, каждая растяжка должны находиться под вашим пристальным контролем. Не ленитесь и не забывайте еще и еще раз проверить надежность креплений и подвески. При изготовлении реквизита, который сопряжен с риском для жизни, давайте ему тройной запас прочности. И никогда не приступайте к разучиванию новых трюков без лонжи. Эти меры предохранят вас от несчастных случаев.

УНИФОРМИСТЫ. Рабочие манежа. Они всегда одеты в одинаковую форму — униформу. Отсюда и происходит их название. В обязанности униформистов входит не только быстро, четко и слаженно убрать или установить цирковую аппаратуру, не только разровнять граблями манеж и расстелить ковер; они еще выполняют и художественную задачу, придают цирковому спектаклю атмосферу праздничности, когда, построившись в две шеренги, образуют «шпалерный ряд» для выхода артиста. Униформисты необходимы и на манеже любительского цирка. Здесь у них тоже много обязанностей. Униформистами могут быть лишь люди, серьезно относящиеся к своему делу. Никуда не годится, если какой-нибудь парень в униформе будет расхлябан, или станет скучающе глядеть по сторонам, или, того хуже, начнет подмигивать знакомым на местах. Один такой человек может загубить все представление — труд многих людей. Нужно позаботиться и о внешнем облике униформистов — ведь они все время на виду. Одинаковые рубашки с галунами и серебряными погонами уже придадут им некоторую парадность Галуны и погоны сделать просто — обклеить веревки фольгой.

Думайте об униформе и униформистах не в последнюю минуту.

ФИНАЛ. Концовка сценического произведения. В цирке концовка («точка») может быть у трюка, у номера, у представления. «Точка» в трюке — это ударное завершение его. «Поставить точку» — значит четко обозначить конец трюка. «Точка» должна быть, как говорят в цирке, «жирной». Стремитесь находить необычные «точки». Еще более важен финал номера. «Цирковой номер создавай с конца», — услышишь за кулисами. Это утверждение, кажущееся на первый взгляд нелогичным, следует понимать как заострение вопроса о важности финала для циркового номера. К финалу приберегается самый эффектный доходчивый трюк. Чаще всего динамического характера: «вертушки», «обмотки», «петушки» и т. п. Или же самый трудный, рекордный трюк.

Важен и финал первого отделения спектакля. Опытные инспекторы манежа заканчивают отделение каким-либо сильным номером. В антракте зрители обмениваются мнениями. Впечатление от последнего номера преобладает в их оценках.

И, наконец, финал представления. «Конец — делу венец», говорится в пословице, а чтобы венец был ярким, впечатляющим, его нужно умело подать. О том, как построить интересный финал представления, вы прочтете в разделе словарика на букву «Ш».

ХОДУЛИ. Ходулями пользовались еще скоморохи — первые на Руси актеры. В любительском цирке ходули могут найти самое широкое применение. Стоя и передвигаясь на них, можно жонглировать, что намного усиливает эффект номера.

Рис. 144.

Можно также строить комические сценки, например «аист и лягушка», «длинноногая женщина» (юбка удачно скрывает ходули), сценку, героем которой был бы дядя Степа.

Научиться ходить на ходулях без помощи рук очень просто. Обычно этим овладевают быстро. Высота ходулей колеблется от полуметра до двух метров. Смастерить их сможет любой. Важную роль в изготовлении ходулей играет небольшая и в тоже время прочная площадочка для ступней ног. Она должна быть с надежным кронштейном. Крепление двухременное. Один ремень крепится над икрами, второй — у щиколотки. Ремни и пряжки должны быть прочными, с мягкой прокладкой, страхующей от болевых ощущений и потертостей. На высокие ходули следует вставать, лишь хорошо освоив низкие. Подъем совершается из сидячего положения,

первое время с чьей-либо помощью. Номера на ходулях, задекорированных, как показано на рисунке, юбками и брюками, сделают ваше представление разнообразнее и ярче.

ЦИРКОВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ. Спектакль, состоящий из отдельных номеров. Его можно сравнить с иллюстрированным журналом, который содержит рассказы, очерки, хроникальные заметки, фотографии, смешные картинки. В цирковом представлении такое же разнообразие жанров: акробатика, выступление ловких жонглеров, «ученых» зверюшек, веселых клоунов, смешных эксцентриков. Зритель, сидящий в зале, обычно не задумывается над тем, как, из каких частей составляется представление. Он следит за всем происходящим на манеже, целиком захваченный интересным зрелищем.

А вот мы с вами обязаны позаботиться о зрителе, мы должны знать, как создается цирковое представление, из каких частей, или, как говорят, компонентов, оно состоит.

Представление складывается, во-первых, из правильной расстановки номеров, идущих с нарастающим успехом, — чем разнообразнее номера, тем интереснее представление; во-вторых, из четких действий всего вспомогательного состава: ведущего, униформистов, музыкантов, осветителей; в-третьих, из интересной, содержательной работы коверного и, наконец, из живого, стремительного ритма, в каком будет идти представление. Успех или неуспех программы всегда зависит от суммы компонентов. Цирковое искусство — это коллективное искусство. Как бы талантливы ни были артисты, какие бы интересные номера они ни подготовили, в одиночку увлекательного представления не создать. Следует привлечь себе в помощь юных техников-умельцев (такие есть в каждом дворе), добровольцев-портных, помощников — униформистов. Тогда ваше представление будет праздничным, приносящим зрителям радость.

ЧЕШКИ. Так называются выворотные туфли, которые можно приобрести в любом спортивном магазине. Чешки удобны для всех видов цирковой работы, и особенно для проволоки. Лучше покупать чешки белого цвета. Их несложно покрасить в тон вашего костюма.

ШАРИ-ВАРИ. На языке профессионалов такое название носит массовое динамичное действие. В шари-вари участвует вся труппа. Как правило, шари-вари исполняется в конце спектакля. Что же представляет собой «массовое динамичное действие»? Режиссер на репетиции расставляет участников по всему манежу (или сцене) с таким расчетом, чтобы вся рабочая площадка оказалась заполненной. И не только площадка, но и «воздух». И вот, по условному сигналу, под бравурные звуки музыки начинается невообразимое мелькание человеческих тел. Кто делает сальто-мортале, кто флик-фляки, кто арабские колеса, кто крутит пируэты. Этот жонглирует кольцами, те вращаются, вися на рамке, мелькают яркие краски костюмов, и надо всем этим раздается удалое гиканье. Стремительность, пестрота, будоражащий задор, захватывающая жизнерадостность — вот что такое шари-вари. И когда возникает вопрос, какой же самый интересный финал представления? Можно, не задумываясь, ответить — шари-вари.

ЭЛЕКТРООФОРМЛЕНИЕ. Если ваше цирковое представление пойдет не днем, а при освещении, следует заранее позаботиться о подводке к манежу яркого электросвета. Юные техники и здесь могут оказать вам товарищескую помощь. Продумайте, как сделать жестяные отражатели, чтобы сконцентрировать свет только на манеже. Нарядный вид самодеятельному цирку могли бы придать гирлянды из электролампочек, которыми украшается ваша школа или ваше предприятие в дни празднеств. Помимо того, юные техники помогут вам иллюминировать ваш реквизит лампочками, питаемыми от батареек.

ЮНЫЙ ДИРЕКТОР ЦИРКА. Какое же дело без руководителя! Необходим директор и вашему цирку. Цирковой директор организует и сплачивает коллектив, направляет его работу, помогает артистам создать лучшие условия для творчества, наконец он руководит постройкой цирка и его оборудованием.

Кто же будет заниматься строительством вашего цирка? Нет, вам не обойтись без директора. Это должен быть человек толковый, пользующийся авторитетом. Вовсе не обязательно, чтобы он был артистом. Важно, чтобы он любил цирк и добровольно взялся за эту работу. У директора должны быть помощники. Продумайте коллективно вопрос, кто за что отвечает.

 

А что же дальше?

А дальше будут ссадины, будут мозоли, появятся синяки и шишки. Потом придут радости первых успехов.

В общей работе, в общих усилиях вы узнаете, какие замечательные ребята живут в вашем дворе. То же самое они узнают про вас.

Может быть, не все дойдут до финиша. Но для упорных и настойчивых, для влюбленных в искусство цирка настанет день первого выступления.

Ведущий громогласно объявит ваше имя.

Грянет музыка. И вы, стоя за форгангом в ожидании своего выхода, слегка вздрогнете.

Униформисты распахнут занавес, и вы, сосредоточившись, свободно и легко, испытывая чувство радости, выйдете на манеж.

И зрители затаив дыхание будут следить за вашей точной, красивой, мужественной работой.

В добрый путь, друзья!

СОДЕРЖАНИЕ

Искусство смелых 3

Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка 6

Чего не знали мальчики 8

Это не трудно — попробуйте 14

Летающие тарелки 16

Бутылки-путешественницы и ложки-сальтоморталисты 18

Дело в шляпе 21

Шесть по три 23

Как научиться жонглировать ногами 26

Самая веселая карусель 29

Икарийские игры 32

Люди без костей 37

Мертвая точка 43

Школа мужества 48

Что должен знать гимнаст 49

Чудесная труба с петлей 52

Одинарная или тройная 60

Рамка — это чудесно! 62

Как Федор Морозов 67

Штурм седьмой ступеньки 70

От 3 до 5 метров 76

Кто хочет развить чувство равновесия 79

Волшебное превращение воды в морс 87

Дрессировка животных 94

Природа подскажет 94

Как Лобзика учили арифметике 98

Выработать и закрепить 100

Братья, а характеры разные 102

Даже лягушка может стать «артисткой» 104

Сначала приручи, а потом учи 105

Четвероногие артисты 106

Первый урок 108

Путь к сердцу слона и голубя 109

Строго по часам 110

Терпеливо со ступеньки на ступеньку 111

Семь раз отмерь 112

Ухо, различающее ультразвуки 114

Фантастические контролеры 116

Невероятное состязание в беге по канату 119

Когтистые наездницы 121

Артисты-двойники и милицейская фуражка 123

Животные помогают обличать недостатки 125

Если ты веселый человек (Искусство клоунады) 128

Две клоунады — два стиля 128

Сатирические пощечины 129

Орудия любимейшего род 130

Буханка., с приложением 132

Ты должен овладеть этим 133

Открываем «Краткосрочный университет клоунады» 134

Беседа первая 139

Беседа вторая 142

Беседа третья 145

Беседа четвертая (особенно важная) 148

Беседа пятая 152

Старинные репризы и клоунады 154

Клоунские репризы на местные темы (примерные образцы) 158

Образцы коротких реприз 159

Словарик циркового артиста-любителя 161

 

 

Славский Рудольф Евгеньевич

ЦИРК НАШЕГО ДВОРА

М., «Молодая гвардия», 1961, 184 с, с илл.

Редактор Ю. Иванов

Рисунки В. Иванова и Н. Ломакина

Обложка художника Г. Позина

Худож. Редактор В. Плешка

Техн. Редактор Т. Тамулевич

А10949 Подп. к печ.20/ХП 1961 г.

Бум. 60x92 1/16 Печ. л. 115 (11,5)

Уч.-изд. л. 7,6. Тираж 30 000 экз.

Заказ 1555. Цена 38 коп.

Типография «Красное знамя»

изд-ва «Молодая гвардия».

Москва. А-30, Сущевская. 21.



by www.jugglers.ru